Сет Годин: Свобода выбора или удобство?

В интернете есть миллиарды вариантов. Можно оказаться где угодно всего за несколько кликов. Спасибо, что сегодня вы выбрали мой пост. Чем вы вчера обедали? Это был главный выбор из всех обедов во всех возможных вселенных? Ваш лучший выбор? Когда кто-то пытается лишить нас свободы выбора, это считается проблемой. И все же… У нас гораздо больше […] …

В интернете есть миллиарды вариантов. Можно оказаться где угодно всего за несколько кликов. Спасибо, что сегодня вы выбрали мой пост.

Чем вы вчера обедали? Это был главный выбор из всех обедов во всех возможных вселенных? Ваш лучший выбор?

Когда кто-то пытается лишить нас свободы выбора, это считается проблемой. И все же…

У нас гораздо больше возможностей, чем мы думаем. В школе мы были связаны программой, расписанием и требованиями, но даже тогда у нас было больше свободы, чем мы себе представляли. Организации, которые мы могли бы создать, проекты, которые могли бы запустить, люди, с которыми могли быть рядом…

Нам мешает стремление к удобству, которое выражается во множестве форм.

  • Социальное удобство: легче высидеть скучную коктейльную вечеринку или собрание, чем сказать кому-то, что не хочешь идти.
  • Физическое удобство: мы скорее выберем вещь, которая находится под рукой, чем ту, за которой нужно куда-то передвигаться.
  • Интеллектуальное удобство: перемены доставляют дискомфорт. Понесенные издержки трудно игнорировать. Возможность приходит со свободой действий, а свобода действий сопряжена с риском.
  • Финансовое удобство: мы выбираем то, что дешевле в краткосрочной перспективе, даже если через какое-то время это стоит нам удовлетворения, возможности или денег.
  • Культурное удобство: комбинация всего вышеперечисленного, потому что культура любит статус-кво и регулярно напоминает об этом.

Если бы мы только увидели, насколько велика свобода выбора, и готовы были ради нее пожертвовать удобством, то были бы парализованы. Но если сделанный выбор не дает нам жить так, как мы выбираем, стоит подумать о причинах.

Сет Годин: Действительно ли информация хочет быть бесплатной?

Тридцать пять лет назад в беседе со Стивом Возняком, пионером персональных компьютеров, Стюарт Бренд (основатель каталога «Вся Земля») сказал: С одной стороны — это твоя позиция, Воз — информация в каком-то смысле хочет быть дорогостоящей, потому что она очень ценна; нужная информация в нужном месте просто изменяет вашу жизнь. С другой стороны, информация почти что […] …

Тридцать пять лет назад в беседе со Стивом Возняком, пионером персональных компьютеров, Стюарт Бренд (основатель каталога «Вся Земля») сказал:

С одной стороны — это твоя позиция, Воз — информация в каком-то смысле хочет быть дорогостоящей, потому что она очень ценна; нужная информация в нужном месте просто изменяет вашу жизнь. С другой стороны, информация почти что хочет быть бесплатной, потому что затраты на ее получение все меньше и меньше. И вот эти две силы борются друг против друга.

Это провидческая фраза, и она заслуживает того, чтобы ее цитировали или хотя бы правильно перефразировали.

Информация хочет быть бесплатной или она хочет быть дорогой.

Как оба этих утверждения могут быть верными одновременно?

Если говорить об информации, которой требуется сетевой эффект, которая наиболее полезна, когда ею владеет множество людей, которая изменяет культуру, то лучший способ добиться этого эффекта — сделать информацию бесплатной. Алфавит хочет и должен быть бесплатным. Ведь если бы нам пришлось платить, чтобы выучить набор букв и использовать его для составления слов, он не был бы принят повсеместно, и его постиг бы провал. То же самое можно сказать и о погоне за хитами. Цель лейбла — попасть на радио, даже если радио раздает музыку слушателям просто так. Музыка «стоит» больше, когда это хит.

Проблема для многих авторов заключается в том, что они привыкли к помехам, связанным с их творениями, нацеленными на массовое производство, к помехам, которые раньше приносили им больше, чем сейчас. Это то изменение, о котором в числе прочего говорит Брэнд.

Но некоторая информация ценна, потому что она создает барьеры для входа, дает небольшому количеству людей отличную фору, обеспечивает статус, позволяет решить конкретную проблему в режиме реального времени и так далее.

Нет оснований, чтобы дизайн оригинальной пристройки к дому, выполненный известным архитектором, был бесплатным. Человек, который покупает дом, не получает выгоды от того, что дизайн достался ему бесплатно, — его выгода в статусе, который он завоевывает из-за редкости этого дизайна.

А информация, полученная на семинаре с платным доступом, стоит больше, потому что вы можете ее изучить, а другие — нет.

А Майкл Блумберг — миллиардер, потому что его компания продает информацию другим компаниям всего на несколько секунд быстрее, чем они могут получить ее где-либо еще. Издержки на получение информации создают дефицит, а дефицит создает ценность.

Google-налог: Сет Годин о новых интернет-монополистах

Есть такая вещь, как Google-налог. На самом деле их даже два. Во-первых, это налог, который платит каждый из нас, чтобы компании могли покупать трафик у Google, конкурируя за наше внимание. Поскольку бизнес-модель Google построена как на прямом маркетинге, так и на рекламных аукционах (что умно), компания смогла перетянуть к себе значительную часть прибыли многих отраслей. […] …

Есть такая вещь, как Google-налог. На самом деле их даже два.

Во-первых, это налог, который платит каждый из нас, чтобы компании могли покупать трафик у Google, конкурируя за наше внимание. Поскольку бизнес-модель Google построена как на прямом маркетинге, так и на рекламных аукционах (что умно), компания смогла перетянуть к себе значительную часть прибыли многих отраслей. Она стала хозяином интернета.

Разница между успешным бизнесом в Нью-Йорке и неудачным — всего лишь несколько процентных пунктов. Успешные платят владельцам помещений 95% своей прибыли, а неудачные — 105%.

Неважно, есть ли у Google конкуренты в поиске: модель торгов за внимание настолько экономически привлекательна (потому что внимание крайне ограничено), что компании будут платить все больше, чтобы привлечь людей таким образом — или то же самое сделают их конкуренты.

Второй налог разглядеть сложнее: поскольку Google сделала еще сложнее попадание в выдачу поиска, пострадали такие успешные компании, как Groupon, Travelocity и Hipmunk. В результате новые веб-компании значительно сложнее финансировать и создавать. Если вы зависите от поиска в Google, возможно, стоит пересмотреть свой план.

Открытая сеть (и поиск… особенно поиск Google) создали огромные преимущества в плане доступа, конкурентоспособности и выбора для очень многих рынков. В то же время существуют структурные проблемы, которые делают будущее менее коммерчески интересным во многих отношениях.

Капитализм — это эффективная система удовлетворения потребностей. Но как только ее перекашивает в сторону контроля над рынками со стороны одной организации, эти преимущества исчезают.

Существование DuckDuckGo не изменяет позиции Google как монополиста, способного диктовать большинству людей, как вести себя в интернете.