Борьба за экологию вышла на новый уровень: строится завод, который будет удалять углерод

Швейцарская компания Climeworks, которая специализируется на климатических технологиях, собирается построить завод по улавливанию углерода.

Швейцарская компания Climeworks, которая специализируется на климатических технологиях, собирается построить завод по улавливанию углерода.

Старость следует праздновать: пожилые люди ближе всех к своему «я»

Старость – это то, что французский философ-экзистенциалист Симона де Бовуар назвала «сокрушителем» человечества. Опыт старения может быть радикально разным, но ложь и молчание способны превратить старость в постыдное и пугающее состояние, даже если медицинские и биологические технологии улучшают здоровье и увеличивают продолжительность жизни. В 60 лет Бовуар написала 650-страничную книгу «Старость» (1970), чтобы раскрыть правду […]
Сообщение Старость следует праздновать: пожилые люди ближе всех к своему «я» появились сначала на Идеономика – Умные о главном. …

Старость – это то, что французский философ-экзистенциалист Симона де Бовуар назвала «сокрушителем» человечества. Опыт старения может быть радикально разным, но ложь и молчание способны превратить старость в постыдное и пугающее состояние, даже если медицинские и биологические технологии улучшают здоровье и увеличивают продолжительность жизни.

В 60 лет Бовуар написала 650-страничную книгу «Старость» (1970), чтобы раскрыть правду о ней. Она утверждала, что старение не только биологический упадок – общество сокрушает стареющие тела возрастной дискриминацией. При этом, как отмечала Бовуар, старость может приблизить нас к собственной подлинности больше, чем любой другой этап жизни. Быть аутентичным означало для нее создать путем собственного выбора свое наполненное жизнью «я». Но пожилые люди сталкиваются с массой проблем, многие из которых неизбежны, искажают выбор и мешают стремлению к подлинности.

Для Бовуар экзистенциальный вопрос, прячущийся за кризисом старости, звучал так: «Могу ли я стать другим существом, оставаясь самим собой?». Иначе говоря, кто этот человек, которым я становлюсь, и который кажется мной, но также кажется и кем-то другим?

Одной из причин, почему люди сталкиваются с этим кризисом, является тенденция к восприятию старости как «нормальной патологии». Старость – это нормально: если не умереть молодым, она станет неизбежной как всеобщая судьба человечества. Но этот возраст также воспринимается как патология, поскольку считается, что пожилые больше не являются хорошо функционирующими и дееспособными людьми. Эйджизм определяет их как вялых и бессильных, которых время тащит к могиле. По словам Бовуар, эйджизм – это издевательство над пожилыми, потому что их возможности (особенно в капиталистических обществах, оценивающих людей по способности приносить прибыль) ограничиваются и преуменьшаются, что приводит к их подавлению и дегуманизации. Она писала: «Общество навязывает подавляющему большинству пожилых людей столь жалкий уровень жизни, что фраза «старые и бедные» считается почти тавтологией».

Некоторые настолько хорошо адаптируются к старению, что практически не замечают его. Бовуар упоминала философа Лу Андреас-Саломе, которая не замечала, что стареет, пока ей не исполнилось 60 лет и у нее не начали выпадать волосы. У некоторых есть деньги и ресурсы, чтобы смягчить тяготы пожилого возраста, особенно когда речь идет о доступе к технологиям, которые могут поддержать и укрепить стареющее тело, или о жизни в состоянии такого комфорта, который позволяет им беспрепятственно скользить по ее поверхности.

Но остальных пожилой возраст лишает возможности достижения целей и завершения проектов. Он приносит одиночество, когда друзья и родственники умирают. Он часто уничтожает финансовую стабильность, лишает физической и сенсорной мобильности. Увеличивает вероятность физических заболеваний и боли. А еще старение вызывает кризис идентичности. Бовуар писала: «Нет ничего более ожидаемого, чем старость, и нет ничего более неожиданного». В то время как смерть возможна в любом возрасте, старость, кажется, находится так далеко в будущем, что к моменту осознания, что это уже происходит с нами, она становится сокрушительным ударом.

Еще одна причина кризиса идентичности, согласно Бовуар, заключается в том, что наше старение – это ситуация, существующая вне нас. Мы стары для других, потому что существует разрыв между тем, что мы чувствуем внутри, и неуловимо оценивающими взглядами со стороны. Бовуар размышляла так:«Француженка, писательница, 60-летняя женщина – это моя ситуация, как я ее проживаю. Но во внешнем мире эта ситуация существует как объективная форма, ускользающая от меня». Она мучительно почувствовала этот диссонанс, когда окружающие стали говорить ей, что она напоминает им их мать.

Распространенным клише является мысль, что вам столько лет, на сколько вы себя чувствуете, но это чрезмерное упрощение. Конечно, мы сами делаем выбор, кем нам стать, но нас также определяют извне – другие люди, общество и ситуации, которые нас окружают. Мы можем обнаружить некоторые аспекты нашего бытия, глядя в зеркало и занимаясь самоанализом, но есть измерение, которое могут видеть только другие и которое остается для каждого из нас недоступным.

Быть определяемым другими не является проблемой само по себе. Мы сосуществуем с другими людьми и лучше познаем себя благодаря взаимодействию с ними. Но проблема в том, что взгляды других определяют нас до такой степени, что мы теряем способность определять себя сами. Эти взгляды могут стать настолько жестокими и вездесущими, что запирают пожилых в категорию «старых», ограничивая их способность реализовывать себя истинным образом. Это отношение выражается в предположении, что старые люди не могут научиться новым навыкам, что неправда. Бовуар говорила о старении: «Ни в каком другом аспекте жизни непристойность унаследованной нами культуры не проявляется так откровенно».

Не все культуры являются эйджистскими. Многие общества почитают стариков, считая их мудрее, добродетельнее и ближе к святости. Уважение к старшим (сыновняя почтительность) является важным аспектом конфуцианства. Цицерон уподобляет старость управлению кораблем: молодые люди могут взбираться на мачты и натягивать канаты, но для корабля, как и для жизни, важна мудрость и дальновидность капитана. В стихотворении Виктора Гюго «Спящий Вооз» (1859-83) с возрастом приходит величие: и хотя глаза юношей горят огнем, но восьмидесятилетние глаза Вооза сверкают ясностью – и чувственностью. И у ног Вооза лежит посланная Богом Руфь.

Но в большинстве обществ почитаются пожилые мужчины, а пожилые женщины осуждаются. Посмотрите эпизод шоу Эми Шумер «Last F**kable Day» (2015), где она встречает коллегу-комика Джулию Луис-Дрейфус, празднующую достижение того возраста, когда медиа больше не будут изображать ее сексуально привлекательной. Если учесть негативный взгляд на пожилых женщин (особенно малоимущих), неудивительно, что многие люди усваивают эйджизм. Так было и с Бовуар.

Когда ей исполнилось 30 лет, она считала, что пожилые женщины не должны вести половую жизнь: «Я ненавидела тех, кого называла «старыми ведьмами» и обещала себе, что, достигнув этого возраста, покорно положу себя на полку». В 39 лет Бовуар действительно достаточно объективировала себя, чтобы попытаться отказаться от своего сексуализированного тела. Но когда молодой человек, Клод Ланцманн, увлекся ею, она была потрясена, обнаружив, что по-прежнему остается страстным и желанным существом.

Тем не менее, когда Бовуар старела, ей хотелось разбить зеркала, как графине Кастильоне – итальянской фотомодели XIX века, завесившей в своем доме зеркала и окна, чтобы не видеть, как увядает ее молодость и красота. Ловя свое отражение в 50, Бовуар оплакивала нависшие веки, мешки под глазами и «ту печаль вокруг рта, которую всегда приносят морщины».

Есть много способов, с помощью которых люди пытаются отрицать свое старение. Одна из стратегий – сохранить молодость в историях, которые мы рассказываем. Причина, почему пожилые люди любят говорить о своем прошлом, по мнению Бовуар, заключается в том, что они пытаются сохранить легенду о себе как о личности, которой они когда-то были в отношениях, которые у них когда-то были. То же самое делала и она сама.

Бовуар потратила много времени на написание мемуаров, пытаясь оживить свои угасающие воспоминания. Но, исходя из ее философии, барахтаться в прошлом в ущерб настоящему и будущему не является подлинным выбором, потому что это попытка законсервировать свою сущность в чем-то, чем она уже была, вместо того чтобы признать, что мы постоянно в движении и превращаемся в себя будущих. Тем не менее, полностью в эту ловушку Бовуар не попала, хотя и сосредоточилась на своем прошлом – мемуары стали порталом, позволившем ей выйти за собственные пределы и увековечить себя как писательницу.

Другая стратегия избегания – отсрочить неотвратимый телесный регресс, физически закрепив нашу плоть в ее юном состоянии, например, с помощью косметической хирургии. О женщине, оплакивающей старение, Бовуар пишет: «[Она] бессильно наблюдает деградацию этого объекта плоти, с которым едина; она борется; но краска, пилинг и пластическая хирургия не могут сделать больше, чем продлить ее умирающую молодость».

Стать подлинным, по мнению Бовуар, значит создать себя через собственный выбор. Теоретически не должно быть проблем с преодолением наличной реальности наших тел и движением в сторону новых возможностей и будущего. И разве мы не должны поддерживать друг друга в том, что выбираем для собственного облика?

В идеале – да. Уважать наши стареющие тела, оставаясь активными и здоровыми, – это подлинно. Калечить кожу и тело, чтобы избежать реальности, – нет. Сохранение себя с помощью косметических процедур – это подчинение эйджистским взглядам, которые говорят нам, что молодость – это хорошо, а старость – плохо.

В практиках борьбы со старением сказывается и классовая (сословная) дискриминация. Такие процедуры доступны только тем, у кого есть достаточно денег, которые можно тратить ежемесячно, если не еженедельно. Когда некоторые «замораживают» свои лица, это вредит другим, которые этого не делают или не могут себе позволить и потому выглядят старше. Та, у которой больше всего денег (я говорю «она», потому что на женщин приходится подавляющее большинство расходов на косметическую хирургию), сможет лучше всего защитить себя от нападок эйджистов, но это усилит дискриминацию женщин с меньшими привилегиями. Маски, надеваемые некоторыми людьми, чтобы спрятаться от своего возраста, являются формой мимикрии, которая становится слишком очевидной и дорогостоящей в обслуживании и отвлекает нас от реальной борьбы с эйджизмом.

«Нагота начинается с лица», – писала Бовуар в своем романе «Мандарины» (1954), отмечая, что обнажать наши лица – не только терпеть морщины, но и гордиться ими – это форма уязвимости. Естественные лица и естественные тела не должны быть объектами стыда. Стыдно, что пожилые тела подвергаются дискриминации до такой степени, что многие чувствуют себя вынужденными пытаться убежать от них. Бовуар прекрасно понимала, как оскорбительная тяжесть эйджистских взглядов сокрушает людей, особенно женщин – например, из-за дискриминации при приеме на работу. И она признавала: «Нравится нам это или нет, в конце концов, мы подчиняемся точке зрения постороннего».

Как же нам тогда преодолеть в старости этот кризис идентичности? Мы должны отбросить ложные стратегии цепляния за свое прошлое «я», и, как пишет Бовуар, «безоговорочно принять новый образ самих себя». Старение действительно требует от нас изменить свое отношение и признать: оно – реальность нашего состояния, наша нормальная судьба и этап жизни, не слишком отличающийся от зрелости. Бовуар считала, что старость «обладает собственным балансом и оставляет широкий спектр возможностей, открытых для человека».

По мере того, как смерть становится всё ближе, требуется больше сил, чтобы с рвением включаться в жизнь, преодолевать апатию и вялость, удерживаться на плаву среди меланхолии и одиночества. Нужно усилие, чтобы любить и без стеснения принимать свое стареющее тело и стареющие тела других людей. Проблемы старости могут решаться, если мы позаботимся о себе, например, с помощью упражнений, а также технологий, которые продлевают и улучшают здоровье, излечивают болезни и облегчают боль – и это будет доступно не только для самых богатых.

У старости есть свои сильные стороны: опыт, мудрость, а также более глубокое понимание себя. Поскольку пожилые люди ближе всего к окончанию своего становления, этот возраст является стадией, на которой мы оказываемся и ближе всего к самореализации или, как описывает это Бовуар, «той полноте бытия, к которой так тщетно стремится жизнь». Пока мы взрослеем, многие из нас чрезмерно озабочены созданием своей репутации и культивированием впечатления, которое мы производим на других. Старость освобождает нас от этого бремени. И дает возможность обратиться к себе, быть более отзывчивыми к собственным потребностям и менее обязанными другим людям.

По словам Бовуар: «Сметание фетишей и иллюзий является самым глубоким, самым ценным даром из всех, что дает этот возраст… Истина человеческого состояния достигается только в конце нашего собственного становления».

И поэтому: «Есть только одно решение, чтобы старость не стала абсурдной пародией на нашу прежнюю жизнь, и оно состоит в том, чтобы продолжать преследовать цели, которые придают нашему существованию смысл – преданность отдельным людям, группам или делам, социальной, политической, интеллектуальной или творческой работе».

Старость следует праздновать, но чтобы было что праздновать, мы должны продолжать работать над созданием лучшего мира, свободного от эйджизма, где все могли бы сотворять себя подлинным образом и никто не существовал бы как живой труп. Ведь, в конце концов, выживание может оказаться хуже смерти.

Бовуар призывала мужественно и с достоинством встречать старость: «Мы должны перестать обманываться – весь смысл нашей жизни находится под вопросом в ожидающем нас будущем. Если мы не знаем, кем собираемся быть, мы не можем знать, кто мы есть… это труднее принять, чем ложь, но, однажды принятое, оно не может не принести счастья».

 

Сообщение Старость следует праздновать: пожилые люди ближе всех к своему «я» появились сначала на Идеономика – Умные о главном.

Когда солнце погаснет: история удивительной головоломки

Наконец-то прибыла посылка, которую я с нетерпением ждал. Картонная коробка высотой со среднего олимпийского гимнаста. Она обмотана желтой упаковочной лентой, на ней красуется штамп «хрупкое» и адрес отправления — город в Нидерландах. Внутри коробки находится нечто прекрасное и абсурдное. Это единственная в своем роде головоломка, созданная специально для меня одним из величайших создателей в мире. […]
Сообщение Когда солнце погаснет: история удивительной головоломки появились сначала на Идеономика – Умные о главном. …

Наконец-то прибыла посылка, которую я с нетерпением ждал. Картонная коробка высотой со среднего олимпийского гимнаста. Она обмотана желтой упаковочной лентой, на ней красуется штамп «хрупкое» и адрес отправления — город в Нидерландах.

Внутри коробки находится нечто прекрасное и абсурдное. Это единственная в своем роде головоломка, созданная специально для меня одним из величайших создателей в мире. Почти наверняка это самая сложная головоломка из когда-либо существовавших. Но прежде чем я открою коробку, позвольте рассказать, как она возникла и почему я думаю, что это не тривиальное занятие.

Начнем с китайской головоломки с кольцами, о которой я узнал от Вэй Чжан, которая вместе с мужем Питером Расмуссеном известна в сообществе любителей сложных задачек. У нее — одна из лучших в мире коллекций китайских головоломок. Кольцевая головоломка, называемая «головоломкой терпения», существует около 2000 лет, по крайней мере, в своей простейшей форме. Меня особенно привлекает рекурсивность: чем больше в загадке колец, тем сложнее она становится.

Цель проста: снять набор колец со стержня, к которому они прикреплены. Но загвоздка в том, что для каждого дополнительного кольца необходимо сделать экспоненциально большее количество ходов. Для решения головоломки из трех колец требуется всего пять ходов. Но для шести колец потребуется 42 хода. Головоломка из девяти колец решается за 341 ход. Это связано с тем, что для извлечения девятого кольца нужно повторить весь процесс удаления первого, второго, третьего кольца и так далее. Представьте, что вам нужно пробежать марафон, но на каждой дополнительной миле приходится возвращаться на стартовую линию и повторять всю последовательность.

Видите, сколько миль нужно преодолеть, чтобы просто добраться до третьей мили? Если бы я нарисовал диаграмму для 26 миль, то книга, из которой взята эта статья, была бы выше Эйфелевой башни. Это рекурсивная схема.

Оказывается, у головоломки с кольцом есть несколько двоюродных братьев в семейном древе головоломок. Их называют «головоломками поколений», потому что для их решения требуется несколько поколений. Вы должны передать загадку своим детям, которые передадут ее своим, а те — своим, и так далее.

Мне нравится эта идея — амбициозный масштаб, связь с потомками. Мне всегда хотелось иметь реликвию, которую я смогу передать сыновьям на смертном одре. Самое подходящее, что у меня есть — это красно-белый пиджак моего дедушки. Он похож на скатерть в итальянском бистро. Пиджак обтрепался и не прослужит долго. Но поколенческая головоломка? Это было бы идеально — удивительное напоминание о необъятности времени. Недавно я брал интервью у одной ученой, которая рассказала, что, глядя на космос, она чувствует прикосновение к бесконечности. Я думаю о чем-то подобном.

Но сначала мне нужен был соавтор. Друг предложил мне связаться с Оскаром ван Девентером, создателем головоломок из Нидерландов. Я часто слышал его имя в кругах любителей. Он считается одним из величайших. Он создал множество известных головоломок, включая фрактальный пазл и кубик Рубик с шестеренками и зубчиками на внешней стороне.

Я позвонил Оскару в Нидерланды и попросил создать для меня головоломку поколения. «Дайте подумать, — сказал он с легким голландским акцентом. — Я не хочу создавать просто большую китайскую головоломку с кольцами. Это скучно».

Несколько дней спустя Оскар прислал мне эскиз по электронной почте. Он выглядел как нечто среднее между башней Дженга, гигантским штопором и балкой небоскреба. Главная деревянная колонна головоломки покрыта сверху донизу 55 взаимосвязанными деревянными колышками, которые вместе удерживают внутри черный стержень спирали. Задача состоит в том, чтобы повернуть колышки в правильном порядке и извлечь стержень. Но при этом необходимо поворачивать колышки много, много, много, много раз.

Решение начинается с того, что закручивается самая нижняя пара колышков в правильной последовательности, позволяя спирали переместиться примерно на дюйм вверх, прежде чем она снова застрянет. Чтобы провернуть ее дальше, необходимо начать сначала и повторить последовательность, а затем добавить еще одну последовательность для третьего колышка. И так далее, до 55-го. Это даже более рекурсивная головоломка, чем китайская с кольцом: с каждым новым уровнем количество необходимых ходов увеличивается не в два, а в четыре раза. «Можно назвать ее «Лестницей Джейкобса», — сказал Оскар.

Я был поражен. «Это рекорд?» — спросил я.

«Я не знаю, смогу ли ее сделать, — сказал он. — Но я попробую».

Текущий рекорд сложности среди поколенческих головоломок принадлежит китайской конструкции из 65 колец, принадлежащей коллекционеру Джерри Слокуму. Для ее решения потребовалось 18 квинтиллионов ходов. Это единица за которой следуют девятнадцать нулей.

В следующие недели Оскар присылал обновления. Дела шли не очень хорошо. Он попытался напечатать 3D головоломку из золотистого пластика, но она расплавилась и деформировалась. Он переживал, что она будет слишком большой для отправки в США. Потом он взял недельный отпуск, чтобы покрасить дом.

И вот в пятницу утром я проснулся от электронного письма Оскара. Он закончил головоломку, и она работала. Он сделал лестницу Джейкобса с 55 штифтами. Для ее решения потребуется 1,2 дециллиона ходов (число 1, за которым следуют 33 цифры). Если написать, то это 1,298,074,214,633,706,907,132,624,082,305,023 хода.

Мы побили старый рекорд на 13 порядков. Оскар сделал несколько восхитительно занудных расчетов о количестве времени, которое потребуется для решения задачи. Если крутить по одному колышку в секунду, то на решение головоломки уйдет около 40 септиллионов лет. То есть это могло бы случиться, когда Солнце уже давно уничтожило Землю и погасло. Фактически, к тому времени исчезнет весь свет во Вселенной и останутся лишь черные дыры. Более того, по словам Оскара, если при каждом движении от трения стирался хотя бы один атом, головоломка разрушилась бы прежде, чем кто-то решил ее.

Летним днем в нашей гостиной собрались моя жена и трое сыновей. Я вскрываю картонную коробку, вытаскиваю Лестницу Джейкобса, кладу ее на пол. Высота — около четырех футов. «Один дециллион ходов, чтобы решить ее, — говорю я. — Наш мозг не в состоянии даже представить, сколько это».

Лестница Джейкобса — это физическое воплощение того, что я так люблю в головоломках. Разгадывание заставляет нас лучше мыслить и быть более творческими и проницательными. Возможно, Лестница Джейкобса не предлагает таких же логических и творческих задач, как шифровки или шахматы. Но, как и все великие головоломки, она содержит уроки изобретательности, свежие взгляды и оптимизм. А для меня в ней есть еще одна вещь, которую я ценю в головоломках: медитативный угол.

Я не умею просто сидеть и дышать, но «Лестница Джейкобса» — моя личная версия медитации. Я позволяю мыслям входить и выходить из моего мозга, пока я спокойно кручу колышки. Это учит меня мириться с отсутствием завершенности. Как сказал мне в 2020 году покойный Маки Кадзи, широко известный как крестный отец судоку, головоломки — это путешествие. Он изобразил этот опыт в трех символах: ?→!

По словам Кадзи, главное — это средняя часть, стрелка, путешествие. Не зацикливайтесь на завершении и совершенстве.

«Главное — дорога, а не место назначения!» — говорит мой младший сын, закатывая глаза.

«Именно! — говорю я. — Только без закатывания глаз». Я поворачиваю один из пластиковых колышков. Он поворачивается не легко. Он сопротивляется, как крышка на бутылке с газировкой, издает тихий лязгающий звук, а затем фиксируется на месте. Я поворачиваюсь к жене: «Хорошо, теперь твоя очередь».

Один за другим, каждый член семьи послушно прокручивает колышек. Это напоминает священный ритуал, будто мы зажигаем свечи на меноре или звоним в колокола в храме. Я обещаю поворачивать колышек каждый день. Или каждую неделю. Возможно, каждый месяц. Но мы будем это делать.

«Мы уже в пути», — говорит мой средний сын.

Это правда. Осталось сделать всего 1,298,074,214,633,706,907,132,624,082,305,018 ходов.

Сообщение Когда солнце погаснет: история удивительной головоломки появились сначала на Идеономика – Умные о главном.

«Исследование преследует меня»: когда ученым нужна поддержка

Обычно студенты выпускных курсов чувствуют себя перегруженными, разочарованными и выгоревшими. Социолог Шэрон Мэллон, приближаясь к завершению докторской диссертации, чувствовала себя эмоционально истощенной из-за темы исследования: самоубийства. Работа казалась чрезвычайно важной, но она обнаружила, что проведение деликатных интервью и обобщение полученных знаний подрывают ее психическое здоровье. Однажды, отчаянно нуждаясь в отдыхе, она взяла напрокат два фильма […]
Сообщение «Исследование преследует меня»: когда ученым нужна поддержка появились сначала на Идеономика – Умные о главном. …

Обычно студенты выпускных курсов чувствуют себя перегруженными, разочарованными и выгоревшими. Социолог Шэрон Мэллон, приближаясь к завершению докторской диссертации, чувствовала себя эмоционально истощенной из-за темы исследования: самоубийства. Работа казалась чрезвычайно важной, но она обнаружила, что проведение деликатных интервью и обобщение полученных знаний подрывают ее психическое здоровье.

Однажды, отчаянно нуждаясь в отдыхе, она взяла напрокат два фильма в видеосалоне. Когда включила первый, на экране вспыхнула сцена самоубийства. Она сразу же перестала смотреть и включила второй фильм, но в середине просмотра столкнулась с еще одной сценой самоубийства. «Я хотела отвлечься от этой темы, но она преследовала меня», — вспоминает Мэллон. Несколько месяцев спустя ее мысли сводились к тому, что надо прекратить исследование.

Многие ученые, как и Мэллон, работают над темами, которые потенциально могут расстраивать — например, биологи дикой природы, изучающие исчезающие виды, или исследователи тяжелых болезней. Углубляясь в такие области, ученые получают возможность добиться интересных целей, но эмоциональные проблемы усложняют и без того тяжелую работу. Science Careers поговорил с исследователями, которые столкнулись с похожими проблемами, чтобы выяснить, как они справляются с эмоциональными потерями.

Разделение идентичности

Во время получения степени доктора клинической психологии, Дерек Новачек начал работать с чернокожими пациентами. В тот период он остро осознал расовые различия в области психического здоровья. С тех пор он «глубоко интересовался… как расизм, дискриминация и все формы социального стресса проникают под кожу и влияют на психическое здоровье», говорит Новачек.

«Я чернокожий, и я столкнулся с расизмом и дискриминацией, поэтому я знаю, что в будущем мои исследования помогут таким людям, как я».

Личная связь с работой была «чрезвычайно мотивирующей», объясняет Новачек. Но это сопряжено с эмоциональными издержками. «Это личное, и это вызывает стресс». Например, тяжело наблюдать, как исследование за исследованием документируют многогранные последствия дискриминации. Также иногда тяжело слышать об испытаниях, которые пережили субъекты его работ и пациенты. «Истории, которыми люди делятся со мной, действительно впечатляют и эмоционально задевают».

Для поддержания психического здоровья он старается высыпаться, избегать переутомления и участвовать в мероприятиях, доставляющих удовольствие, например, играть в теннис. Новачек научился определять моменты, когда он находится не в лучшем расположении духа для выполнения той или иной задачи. «Когда что-то показывают в новостях, или я узнал об акте несправедливости, я понимаю, что это не лучшее время для написания исследовательской статьи о расизме, — говорит он. — Возможно, лучше… вернуться к этому в другой день».

Когда ситуация становится особенно сложной, Новачек обращается к сообществу исследователей, которое он создал за эти годы. С ними он может поделиться и обсудить свой опыт. Также ему помогает работа с супервайзерами, «которые создали пространство для обработки эмоций и… объяснили, что нормально быть человеком и испытывать разные эмоциональные реакции».

Беспокойство о планете

Сюзанна Мозер провела последние три десятилетия, изучая изменение климата в качестве университетского исследователя, активиста и консультанта. Она занимается этой работой, потому что ее волнует, куда движется планета, но она не справляется с сильными чувствами тревоги, страха, гнева и печали, когда становится свидетелем бездействия в сфере климата.

В начале карьеры она не делилась переживаниями с коллегами, боясь подорвать свой ученый авторитет и подвергнуться остракизму. Занимаясь исследованиями после получения степени, она нашла сообщество людей за пределами академических кругов, поддерживающих ее потребность открыто говорить об эмоциях. Она читала книги и посещала семинары активистки-эколога и буддолога Джоанны Мэйси. Это помогло ей принять эмоциональную реакцию как здоровый ответ и познакомиться с людьми, которые стремятся действовать коллективно.

Несмотря на трудности, на протяжении многих лет Мозер находила способы продолжать работу. Ей важно сосредоточиться на работе, которая имеет значение в борьбе с изменением климата. «Не чувствуя своего влияния, легче быть подавленными и впасть в отчаяние», — говорит Мозер, в настоящее время работающая консультантом. В личной жизни она занимается спортом, практикует медитацию и йогу и проводит время на природе. «Меня можно вернуть к здравому смыслу, отправив на садовый участок или поставив на беговые лыжи».

Она смотрит на более широкое сообщество профессионалов в области изменения климата и радуется, что делиться эмоциями и искать поддержки все чаще считается нормальным. «Многие люди начинают понимать, что если этого не делать, это вредит нам, и мы перестаем эффективно выполнять работу».

Поиск равновесия

Мэллон дорожила связью и доверием, которые она установила со своими респондентами в процессе докторского исследования. Все они потеряли друзей из-за самоубийств. Многие из бесед были «очень личными, и это до сих пор не дает мне покоя, — говорит Мэллон. — Иногда мне снятся сны о людях, у которых я брала интервью, или о людях, которые умерли». Чтобы понять, каково это, когда друг сводит счеты с жизнью, она попыталась поставить себя на место участников. Чувствовать их боль было «очень ценно, но за это пришлось заплатить свою цену».

Она очень хотела выпустить исследование, которое изменило бы ситуацию. «Я не хотела подводить людей, с которыми разговаривала, и не хотела исказить воспоминания о погибших молодых людях», — говорит она. В то же время Мэллон начала сомневаться в результативности работы. «Многие исследования самоубийств направлены на профилактику, — говорит она. — Но иногда я… просто не понимала, что еще можно сделать». По мере возрастания чувства безнадежности, она начала спрашивать себя: «Какой смысл в том, что я делаю?». Но ей было неудобно поделиться своими переживаниями с другими людьми, которые работали над тем же самым. «Я не была уверена в уместности своих чувств, — говорит она. — И я не хотела, чтобы кто-нибудь подумал, будто я не в состоянии справиться с этой работой».

В конце концов, Мэллон призналась своему куратору, что подумывает об уходе. Откровенный разговор раскрепостил ее. Они решили привлечь к работе еще одного специалиста для большей поддержки. «Он помог переориентироваться на специфику того, что необходимо для получения степени», и отказаться от попыток «решить (исследовательскую) проблему целиком», говорит Мэллон. Ей также помогло обращение в службу психологической помощи для студентов.

Сейчас Мэллон работает старшим преподавателем по психическому здоровью в Открытом университете и продолжает работу по самоубийствам, но ограничивает ее примерно 1 днем в неделю. Она также пишет о влиянии, которые оказывают такие деликатные сферы на исследователей, и выступает за создание дополнительных систем безопасности, таких как обучение по вопросам психического здоровья для аспирантов.

В исследовательской группе Мэллон поощряет студентов размышлять о своих эмоциях. Она советует им вести дневник и уделять время себе. И сама подает пример: лучше всего ей помогает долгая прогулка или расслабляющая ванна. «Необходимо прислушиваться к внутреннему голосу, который говорит: «Сейчас мне нужно это» — что угодно, что отвлечет вас или выведет из состояния напряженного мышления». Мэллон также стремится создать безопасное пространство свободных высказываний для студентов: «Признавать, что вы испытываете трудности — это нормально».

Сообщение «Исследование преследует меня»: когда ученым нужна поддержка появились сначала на Идеономика – Умные о главном.

Тайный распорядок: 36 способов изменить жизнь

Жить лучше — значит жить по-другому, поэтому нужно что-то изменить. Чтобы жизнь завтра стала другой, менять придется уже сегодня. Некоторые вещи поменять проще, чем другие. Регулярно знакомясь с новыми идеями и практиками, вы можете научиться думать и жить иначе. Новые идеи также имеют тенденцию развивать друг друга. Выберите несколько из них и подумайте, как их […]
Сообщение Тайный распорядок: 36 способов изменить жизнь появились сначала на Идеономика – Умные о главном. …

Жить лучше — значит жить по-другому, поэтому нужно что-то изменить. Чтобы жизнь завтра стала другой, менять придется уже сегодня.

Некоторые вещи поменять проще, чем другие. Регулярно знакомясь с новыми идеями и практиками, вы можете научиться думать и жить иначе.

Новые идеи также имеют тенденцию развивать друг друга. Выберите несколько из них и подумайте, как их применение может повлиять на вашу жизнь. (Обратите особое внимание на то, что вызывает сильную реакцию, как положительную, так и отрицательную).

  1. Научитесь распознавать тайный распорядок жизни. Это относится ко всем негласным, но стойким правилам, которым мы должны следовать. Нарушение этих норм ведет к социальному неодобрению. (Чтобы весело провести время, начните нарушать их и посмотрите, как реагируют люди. Станьте лицом «не в ту» сторону в лифте, расскажите людям, как у вас дела на самом деле, когда они спрашивают «Как дела?», и т.д.).
  2. Записывайте. Найдите систему, которая подойдет именно вам (здесь нет универсального решения) и ежедневно ее используйте. Если не будете записывать, то забудете большую часть того, чему научились. Используйте регулярное повторение, чтобы освежить знания.
  3. Подумайте о группе людей, с которой вы больше всего отождествляете себя, и поразмыслите, в чем вы с ними не согласны. Сделайте то же самое для любой религиозной принадлежности, национальности, организации и так далее. Вы никогда не научитесь мыслить независимо, если примете основу, не изучив ее.
  4. Ваши воспоминания о какой-то вещи отличаются от нее самой. Это известно как предвзятость памяти (на самом деле существует множество различных предвзятостей мозга), и все мы подвержены ей. Одна из особенностей, о которой я много думаю, — это правило кульминации-конца: мы больше всего помним интенсивную часть опыта и склонны не принимать во внимание все остальное, даже если другие части были гораздо более типичными.
  5. Не пытайтесь «быть в балансе». Сбалансированные люди не меняют мир и никому особо не интересны. Будьте собой, принимайте взлеты и падения и просто живите.
  6. Понимайте разницу между тем, что вы можете контролировать, и тем, что нет (подсказка: большинство вещей вы не можете контролировать). Если вы сможете перестать переживать из-за вещей вне контроля, то большинство тревог уйдет из вашей жизни.
  7. Определите, какие небольшие покупки приносят вам радость, и не чувствуйте вину за них. Игнорируйте финансовых экспертов, которые советуют копить, не покупая кофе или отказываясь от мелких удовольствий. Эти покупки не поменяют ничего в долгосрочной финансовой перспективе, но повлияют на вашу радость прямо сейчас.
  8. Когда речь идет об улучшении образа жизни, которое стоит денег (дома, машины и т.д.), будьте осторожны с мечтами. Некоторые улучшения действительно полезны, но вскоре вы начинаете стремиться к ним по привычке. На самом деле, это предупреждающий сигнал: вы хотите чего-то без ясных доказательств, что это сделает жизнь лучше. Остерегайтесь!
  9. Поймите принцип неприятия потерь: мы гораздо больше боимся потерять что-либо, чем желаем получить. Держите это в уме, когда думаете о разных вариантах и рисках. Иногда самая опасная вещь на свете — это не рисковать.
  10. Когда мучаетесь с принятием решения, подумайте о каждом варианте и обратите внимание на телесные ощущения. Этой практике я учился и много лет не мог толком прочувствовать. Один из первых терапевтов постоянно просил меня описать события и спрашивал: «Как это чувство отзывается в теле?» и я всегда выдавал ощущения разума, но не тела. Цель состоит в том, чтобы найти соматическое ощущение.
  11. Пытаться угодить кому-то с постоянно меняющимися ожиданиями — это верный способ постоянно чувствовать себя тревожно. Кроме того, то, что вас не убило, скорее всего, попытается убить вас снова.
  12. Проявляйте эгоистичную щедрость: быть хорошим человеком — значит чувствовать себя счастливее. Делайте что-то хорошее для другого каждый день.
  13. Используйте инструменты, которые позволят вам узнавать что-то новое каждый день. Например, раньше я думал, что краткое содержание книг — это глупость, но потом решил попробовать, особенно в тех областях науки, в которых я мало разбирался. Внезапно я обнаружил, что за короткий промежуток времени узнал много нового! Теперь у меня есть несколько приложений, с помощью которых я могу узнать что-то новое, где бы я ни находился
  14. Избегайте деятельности, которой вы занимаетесь исключительно ради статуса или престижа. Это станет вашей гибелью или, по крайней мере, заставит вас чувствовать себя подавленным.
  15. В отношениях есть целый набор негласных правил и шаблонов. Обратите на них внимание. В чем нуждается ваш партнер? Кому еще сейчас хотелось бы вашего внимания?
  16. Некоторые люди по своей природе поднимают настроение и вызывают радость. Проводите больше времени с ними и меньше с теми, кто негативен и уныл.
  17. Занятия спортом не всегда приносит удовольствие, а вот возможность чувствовать себя сильным и здоровым — приносит. Когда вы пытаетесь решить, стоит ли вам заниматься спортом, подумайте о том, как вы будете чувствовать себя после того, как позанимаетесь. Я раскладываю одежду для утренней пробежки вечером.
  18. Сравнение — это краеугольный камень страдания. Чтобы не унывать и быть счастливее, избегайте сравнивать себя с другими.
  19. Будьте осторожны при просмотре любого сериала дольше одного сезона. Если он вам действительно нравится, продолжайте! Если он не тянет хотя бы на 9 баллов из 10, остановитесь. Как говорится, в море всегда полно потоковых сервисов… или, по крайней мере, в Интернете.
  20. Составьте список того, что вы считаете истиной. Обновляйте его по мере того, как ваши убеждения меняются.
  21. Придерживайтесь расписания, но иногда полностью отказывайтесь от него. Оба эти правила чрезвычайно важны для успеха. Некоторые из самых амбициозных людей живут самой скучной жизнью — они знают, что необходимо сделать, поэтому идут к своей цели, не оглядываясь по сторонам. Но если вы все свое время проводите именно так, то рискуете погрязнуть в скуке и застрять на пути. (Да, это именно тот случай, когда вам необходим баланс).
  22. Счастливый случай — это удача + действие. Чтобы чаще везло, действуйте активнее. Ходите пешком как можно чаще. Поднимайтесь по лестницам. Когда вас посещают идеи, превращайте их в практические шаги и начинайте действовать.
  23. Обычно существует не только один способ чего-то добиться. Альтернативные способы чаще всего проще, быстрее, дешевле или просто лучше.
  24. Выход из плохой ситуации всегда возможен. Если вам действительно что-то не нравится, не бойтесь передумать. Не обращайте внимание, сколько всего вы уже вложили! Настоящие победители часто бросают начатое.
  25. Некоторым людям нравится устанавливать и навязывать ограничения без какой-либо веской причины, кроме защиты собственной власти. Делайте все возможное, чтобы разрушить эти ограничения, как для себя, так и для других.
  26. Старайтесь строить свои отношения с людьми, разделяя их ценности, а не убеждения. Находитесь ли вы в пузыре, состоящем только из людей с одинаковыми политическими и социальными убеждениями? Быстрый тест: если вы не можете вспомнить многих близких вам людей, которые расходятся во мнениях по серьезным вопросам, вы находитесь в пузыре.
  27. Никогда используйте соцсети как источник новостей.
  28. Успешные люди используют системы, но системы, которые они используют, могут быть разными. Вам необязательно вставать рано, медитировать по десять минут в день, не проверять электронную почту по утрам и т.п., что является трендом продуктивности. Нужно выяснить, как вы работаете лучше всего, а затем внести все возможные изменения, чтобы поддержать эти условия.
  29. Постарайтесь помнить, что каждый человек переживал травму или душевную боль, или, если ему посчастливилось избежать их до сих пор, рано или поздно они его настигнут. Помните об этом, когда общаетесь с людьми, которые вас раздражают.
  30. Учитесь развивать свой эмоциональный интеллект. Осознанность и эмпатия — не прирожденные таланты!
  31. Если вы оказались в ситуации застарелого конфликта, спросите себя: «Ты хочешь быть правым или свободным?» Выберите что-то одно. Кроме того, первое правило переговоров: проигрывает тот, кто больше переживает. Если вы готовы в любой момент уйти, то вы в более сильной позиции.
  32. Не относясь к этому слишком серьезно, пройдите несколько личностных тестов, чтобы быстро получить полезную информацию о себе. Есть шанс, что вы чему-то научитесь, даже если это не самый научный процесс. Несколько классических тестов: четыре типа темперамента, тест на архетипы, типология Майерс-Бриггс.
  33. Осознайте, какую роль эго играет в вашей жизни. Не пытайтесь победить его, попробуйте определить, когда оно ведет вас к неправильным решениям. Эго — это ваш враг!
  34. Вы будете счастливее, если не будете пытаться измениться ради других людей или ждать, что другие люди изменятся ради вас. Большинство людей делают то или другое и поэтому часто разочаровываются.
  35. Размышления над сценариями выживания помогут вам стать сильнее. Это могут быть самые разные ситуации: потеряться в дикой природе или лишиться работы и сбережений в один день. Что вы будете делать, если…?
  36. Доброта очень сильно недооценивается. Каждый может быть добрым — это не требует специальных навыков или обучения, но оказывает немедленное положительное воздействие. Это, пожалуй, самый лучший лайфхак.

Вот к чему мы приходим:

  • Всегда есть что-то, чему мы можем научиться.
  • Всегда есть что-то, что можно сделать.
  • Всегда есть способ проявить доброту.

Обучение развивает вас, активный выбор помогает жить по-другому, а доброта может скрасить чей-то день и одновременно помочь вам чувствовать себя лучше. Когда не знаете, что предпринять, подумайте об этих трех возможностях и решите, что делать дальше.

Сообщение Тайный распорядок: 36 способов изменить жизнь появились сначала на Идеономика – Умные о главном.

Счастье за малым: почему стремление к большему — не лучшая идея

Одна из идей фильма «Вышибалы» заключалась в том, что не нужно быть гением, чтобы преуспеть в спорте. Или так и есть? В 2020 году твит sunflower набрал почти 1,2 миллиона лайков: «В старшей школе физрук спросил, кого мы считаем самым умным учителем в школе. Мы предположили, что это учитель химии или физики. А он сказал: […]
Сообщение Счастье за малым: почему стремление к большему — не лучшая идея появились сначала на Идеономика – Умные о главном. …

Одна из идей фильма «Вышибалы» заключалась в том, что не нужно быть гением, чтобы преуспеть в спорте. Или так и есть? В 2020 году твит sunflower набрал почти 1,2 миллиона лайков: «В старшей школе физрук спросил, кого мы считаем самым умным учителем в школе. Мы предположили, что это учитель химии или физики. А он сказал: «А вот и нет. Это я, потому что мне платят столько же, сколько этим парням, а я целыми днями играю в вышибалы». Тут я должен бы рассмеяться. Я — учитель физкультуры.

Я работаю физруком уже более десяти лет, и правда в том, что мне это очень нравится (несмотря на суматоху пандемии и занятия в Zoom). Я не играю в вышибалы весь день, но основная часть моей работы связана с играми и активностью. Мне нужно научить школьников эпическим навыкам паркура, построению значимых отношений и воспитать любовь к движению на всю жизнь. Мне редко приходится брать работу на дом. А, и у меня отпуск летом. Конечно, больших денег тут не заработаешь, но исследования показали, что при доходе свыше $75 тысяч уровень счастья уже не сильно меняется. Несмотря на общественную приверженность идее, что чем больше, тем лучше, оказывается, что иметь достаточно — представьте себе! — на самом деле достаточно.

Моя работа часто динамична, непредсказуема, наполнена смехом и немедленной реакцией. Иногда я получаю такие отзывы, от которых тает мое учительское сердце: «Мне не понравилось это занятие, — сказал мне первоклассник после недавней прогулки в лесу за школой. — Оно мне очень-очень понравилось». А одна коллега даже научила своих учеников повторять мое имя всякий раз, когда они меня видят, так что я вряд ли могу пересечь школьную площадку без того, чтобы хор учеников не взорвался от восторга и не выкрикнул: «Мистер Цельник!» Такого рода позитивные посылы довольно уникальны для моей работы.

Это не значит, что я не стремился к чему-то другому. Я лелеял мечты стать писателем, предпринимателем, и в 35 лет я все еще питаю надежду, что местный скаут NBA увидит, как я забрасываю трехочковые в парке, и пригласит на просмотр (тот факт, что мой рост 5 футов 9 дюймов (около 179 см), не влияет на эту конкретную мечту). Я, наверное, не стал бы писать это эссе, если бы не хотел от жизни большего, чем преподавание физкультуры. Но я не считаю физкультуру своим главным и конечным достижением. В нынешних условиях писательство становится приятной подработкой, а не рутинной работой, и мне действительно платят за то, что я забрасываю мячи в кольцо, даже несмотря на то, что мои противники обычно ростом 4 фута 1 дюйм (120 см).

Дело в том, что делая меньше, я делаю больше — например, провожу время с дочерью, читаю романы и занимаюсь спортом — и это главная причина, по которой я раздражающе счастлив большую часть времени. Но то, что я самый умный учитель в школе, не означает, что вы должны верить мне на слово. После многих лет удовлетворенности этим подходом я решил проверить свои предположения и получил степень магистра в области изучения осознанности (т. е. искусства быть раздражающе счастливым) — и исследование, с которым я столкнулся, только подтвердило, что меньшее количество дел может коренным образом изменить жизнь.

Вот три способа сделать это:

1. Снизьте ожидания

Однажды на дзен-ретрите (в которых я участвую дважды в год благодаря достаточному количеству отпусков, которые получают учителя) я угодил в ментальный замкнутый круг. Я хотел чувствовать легкость и радость и чем усерднее пытался, тем более жестким и разочарованным становился. Наконец, я сдался. Это было безнадежно. И как только я перестал пытаться, вуаля… Я получил то, что искал, не гоняясь за ожиданиями, а снизив их.

На занятии, посвященном основам созерцательной практики, мы читали книгу буддийского ученого Дейла Райта, в которой он кратко описал, как работает этот процесс: «Самые глубокие состояния медитации описываются как опыт освобождения и расслабления». В капиталистической культуре, построенной на накоплении — богатства, имущества, степеней, титулов и статуса — мы чаще делаем наоборот.

Тем не менее, стремление к высоким целям не просто загоняет нас в крысиные бега, но и готовит к разочарованию. А по данным исследований, ключ к счастью — это снижение ожиданий. Это не та новость, что вызовет массу шума в обществе, одержимом богатством, но она важна. Речь идет о том, чтобы довольствоваться тем, что у вас есть, а не тем, чего вы хотите. Этот подход лежит в основе религии буддизма. Можно положить все силы, чтобы написать докторскую диссертацию или получить работу мечты, но если вам не нравится процесс, вы неизбежно будете разочарованы результатом. Как любила говаривать моя мама, настоящее удовлетворение приносит возможность пописать после того, как вы долго терпели. А все остальное оставляет желать лучшего.

2. Отключитесь от сети

Кстати о походе в туалет. Однажды я уронил телефон в унитаз, и тот предмет, что я впоследствии оттуда выудил, был бесполезным и отвратительным. И до того момента, как его починили, я жил благословенной старой жизнью, в которой ничто не отвлекает вашего внимания. Одна из причин, по которой нам нужно постоянно быть на грани, заключается в том, что мы не можем не сравнивать себя с изображениями, которые находим в социальных сетях, что вызывает чувство несовершенства. В итоге мы тратим больше, но чувствуем себя несчастнее.

Хорошая новость заключается в том, что этого можно избежать. Не нужно тратить время на наблюдение за виртуальными людьми. Когда я исследовал, как умиротворение приводит к значимым действиям, я наткнулся на работу антрополога Томаса Хилланда Эриксена, который различает быстрые и медленные действия. На быстрые действия влияют звуки, которые сразу же привлекают внимание. Убирая электронные устройства, мы делаем паузу и занимаемся медленными действиями — например, рисованием или походами, которые доставляют удовольствие и погружают в размышления.

Только выбравшись из колеса, вы поймете, что сами в него влезли. В такие моменты вы ощущаете умиротворение и понимаете, за что в этом колесе стоит держаться, а от чего лучше отказаться.

3. Упрощайте

Вот и пришел момент для обязательной цитаты Генри Дэвида Торо: «Упрощайте, упрощайте, упрощайте». Мне это позволено, так как я вырос в Конкорде и посещал начальную школу имени Торо. Легко погрузиться в беспорядок современного существования. Вот почему я обожаю полеты — мой выбор внезапно ограничивается теми скудными вещами, которые у меня есть, вроде книги или журнала, и можно потакать себе без чувства вины. Тем не менее ясность лесного (или воздушного) домика доступна нам в любое время, если мы готовы ее принять.

Как бы вы ни интерпретировали это изречение, оно, скорее всего, поможет. Возможно, вы последуете советам Мари Кондо. Или осмысленно сократите быстрые занятия — выделив время, свободное от устройств, или установив четкие границы между работой и развлечениями. Или поставите на паузу бесконечный список дел, чтобы погулять в лесу, провести время с детьми, приготовить еду или сделать что-то еще, что служит источником счастья.

Было бы безответственно не упомянуть, что мой преднамеренный подход по снижению требований возможен только потому, что у меня есть здоровая система поддержки и более чем справедливая доля возможностей. Но прелесть описанных уроков в том, что их может реализовать в той или иной форме кто угодно и где угодно.

Дело не в том, что человек не должен стремиться к значимым усилиям или к преуспеванию, суть в том, что счастье приходит со сменой приоритетов, с переключением на благодарность вместо накопления и с намеренным культивированием простора, который позволяет наслаждаться жизнью, а не терпеть ее. Удовлетворение часто зависит от сознательного выбора делать меньше, а не от постоянного стремления делать больше.

В конце классического антикорпоративного фильма «Офисное пространство» бывший тунеядец Питер Гиббонс начал работать в строительстве, смутив своих приятелей из техиндустрии. Когда они приходят к нему во время обеденного перерыва, он выглядит… счастливым? Когда они уходят, Питер с лопатой в руке и блестящим потом на лице поворачивается к своему соседу Лоуренсу и говорит: «Это не так уж плохо, а? Делаешь деньги, занимаешься спортом, работаешь на улице».

Аминь.

Сообщение Счастье за малым: почему стремление к большему — не лучшая идея появились сначала на Идеономика – Умные о главном.

Желательные трудности: поиск легких путей — не лучший метод обучения

Ключевая стратегия роста — дорога в гору. Идея проста: пробуйте разные возможности, продолжая делать то, что получается, и отказываясь от того, что не получается. Попробуйте представить эту стратегию как поиск самой высокой точки ландшафта, окутанного туманом. Эту точку не обязательно видеть, чтобы идти к ней. В большинстве случаев это хороший подход. Он объясняет, почему мы […]
Сообщение Желательные трудности: поиск легких путей — не лучший метод обучения появились сначала на Идеономика – Умные о главном. …

Ключевая стратегия роста — дорога в гору. Идея проста: пробуйте разные возможности, продолжая делать то, что получается, и отказываясь от того, что не получается.

Попробуйте представить эту стратегию как поиск самой высокой точки ландшафта, окутанного туманом. Эту точку не обязательно видеть, чтобы идти к ней.

В большинстве случаев это хороший подход. Он объясняет, почему мы хорошо делаем то, что повторили множество раз. Но проблема возникает тогда, когда сначала нужно сделать что-то хуже, прежде чем прийти к высокому результату.

Обучение — одна из таких ситуаций. Действия, улучшающие краткосрочную производительность при выполнении задачи, не всегда приводят к значительному и продолжительному улучшению. Краткосрочный эффект легче заметить — и вот вы уже в ловушке. Студенты выбирают стратегии, при которых им кажется, что они усвоили материал, но как только приходит время экзаменов, они терпят неудачу.

Психолог Роберт Бьорк призывает решать эту проблему, намеренно создавая себе трудности: то есть делать то, что выглядит хуже в краткосрочной перспективе, но лучше — в долгосрочной.

Вот три способа:

  1. Интервал. Представьте, что вам необходимо выбрать между десятью повторениями какого-то действия подряд и десятью подходами с интервалами в несколько часов или дней. Первый вариант кажется более легким, ведь так вы получаете мгновенное преимущество. Второй способ сложнее, но ведет к лучшему запоминанию. Тем не менее студенты избегают интервалов и выбирают зубрежку.
  2. Вариативность. Предположим, вы отрабатываете теннисные удары. Следует усовершенствовать удар справа, прежде чем переходить к удару слева? Или работать над обоими одновременно? Интуиция подсказывает, что проще разобраться с одним, прежде чем переходить к следующему, но исследования говорят об обратном.
  3. Тестирование. Следует ли перечитывать информацию или лучше отвечать на вопросы по теме? Подавляющее число студентов выбирают перечитывание в качестве стратегии обучения. Однако практическое тестирование — один из самых эффективных изученных методов обучения, в то время как перечитывание — один из худших.

Почему трудности привлекают?

Пока невозможно точно сказать, почему намеренные трудности имеют ценность.

Бьорк утверждает: то, что мы изучаем, никогда не стирается из памяти. А вот попутную информацию мы забываем, потому что способность извлекать ее из памяти ослабевает из-за конкуренции с другими воспоминаниями.

Согласно его теории, сила воспоминаний возрастает, когда человеку удается вспомнить что-то труднодоступное. Мозг как будто говорит: «Вау! Это было важно, и я едва вспомнил об этом! Лучше зафиксировать эту связь». А когда вспомнить легко (потому что вы выучили информацию или ответ был перед вами), приходит противоположный сигнал, и пользы от этого, соответственно, меньше.

Даже неспособность вспомнить — это не всегда плохо. Ошибки и заблуждения, допущенные во время обучения, наносят ущерб в долгосрочной перспективе. Тем не менее, они также способствуют усвоению материала, если правильный ответ дается незамедлительно.

Контекстуальное препятствие и выявление контрастов

Хотя теория Бьорка объясняет три основные намеренные трудности, упомянутые выше, есть еще одно возможное преимущество вариативности. Применяя на практике две похожие идеи или концепции, вы лучше замечаете разницу между ними.

Например, я учил китайский язык по флэш-картам. Некоторые иероглифы очень похожи друг на друга. Изучая их по отдельности, трудно заметить разницу между 已 и 己. Однако, если положить карточки рядом, обратить на это внимание будет гораздо проще.

Это подходит ко многим навыкам решения проблем. Математические задачи часто преподают блоками. Изучая определенную тему, вы решаете множество однотипных задач, пока не добьетесь хороших результатов. Затем вы переходите к другому типу задач и повторяете тот же процесс. Проблема такого подхода заключается в том, что вы не учитесь находить способы решения для разных типов задач, поскольку в каждом конкретном случае это очевидно.

Можно увеличить масштаб еще больше. Сдавая экзамен по математике в средней школе, вы знаете, что все заданные вопросы будут относиться к темам текущего семестра. Но, столкнувшись с проблемой в реальном мире, вы не решите задачу с помощью математических правил, изученных на занятиях. Вот почему перенести математические навыки в реальную жизнь так сложно.

Все ли трудности желательны?

Некоторые трудности помогают обучению. Но не все.

Работа по теории когнитивной нагрузки указывает, что подходы, повышающие усилия на обучение, обычно приводят к худшим результатам для типичных студентов. Это, например, решение задач, которым вас не обучали, необходимость вникать в различные источники информации для выявления сути, умение игнорировать лишние данные в поисках ответа.

Ценность желательных трудностей, кажется, находится в континууме. Когда вы только начинаете изучать предмет, нужны четкие объяснения, примеры и немедленная обратная связь, чтобы закрепить в голове первоначальную схему. А затем именно намеренные трудности закрепляют эффект практикой.

Это говорит о существовании зоны оптимального обучения. Сложность в том, что в ней используется почти вся доступная ментальная пропускная способность. Но это не настолько трудно, чтобы постоянно ошибаться при применении полученных знаний.

Сложность обучения заключается в том, что система вознаграждения часто отталкивает нас от зоны оптимального совершенствования при помощи простой модели немедленного доведения производительности до максимума. Мы ищем способы облегчить жизнь в настоящее время, даже если это ограничивает рост в долгосрочной перспективе.

Сообщение Желательные трудности: поиск легких путей — не лучший метод обучения появились сначала на Идеономика – Умные о главном.

Интеграторы и сегментаторы: два стиля work-life баланса

Согласно данным всех доступных мне SEO инструментов, баланс между работой и личной жизнью сейчас занимает очень многих людей. К примеру, в США люди вводят это словосочетание в поисковые системы более 22 тысяч раз в месяц, в Индии 9 900, в Австралии 3 600, а в Германии — 18,1 тысяч раз. Это такая горячая тема, что […]
Сообщение Интеграторы и сегментаторы: два стиля work-life баланса появились сначала на Идеономика – Умные о главном. …

Согласно данным всех доступных мне SEO инструментов, баланс между работой и личной жизнью сейчас занимает очень многих людей. К примеру, в США люди вводят это словосочетание в поисковые системы более 22 тысяч раз в месяц, в Индии 9 900, в Австралии 3 600, а в Германии — 18,1 тысяч раз. Это такая горячая тема, что каждый месяц в интернете публикуется около 450 новых статей о соотношении работы и личной жизни.

Проблема в том, что все внимание уделяется индивидуальному поиску идеального баланса. Дальновидные менеджеры, которые ищут практические варианты поддержки этого стремления, в большинстве случаев вынуждены решать проблему в одиночку. Давайте это исправим. Закончив читать эту статью, вы разберетесь в двух основных подходах к балансу между работой и личной жизнью, поймете, как они влияют на нужды разных членов команды, и как приспособиться к обоим стилям, не потеряв при этом рассудок.

Как определить, к какой категории относятся члены вашей команды — интеграторы или сегментаторы

На высоком уровне люди пытаются достичь баланса, строго разделяя день на отдельные части (сегментаторы работы и личной жизни), или переключаясь между работой и личными делами в течение дня (интеграторы). Если присмотреться, интеграция и сегментация представляют скорее континуум, чем бинарный выбор. Но большинство людей тяготеют только к одному варианту.

Интеграторы работы и личной жизни…

  • Плавно переходят от работы к личной жизни и обратно
  • Не против ответить на электронные письма и чаты в нерабочее время (в пределах разумного, конечно), потому что они уходили на занятие по кроссфиту в середине дня
  • Любят «поговорить о делах»‎ вне работы и с удовольствием болтают о личной жизни с коллегами

Сегментаторы работы и личной жизни…

  • Четко определяют границы рабочего времени: они завершают работу, как только рабочий день заканчивается
  • Занимаются личными делами в нерабочее время
  • Не устраивают дни «возьми ребенка с собой на работу»‎, а некоторые даже не держат фотографий семьи и друзей на рабочем столе.
  • По мере изучения коллектива вы довольно легко определите, кто какой подход использует.  А (профессиональный совет!) если сомневаетесь, то просто спросите.

Чего хотят от руководителя интеграторы

  • Гибкость (и доверие). Для интеграторов баланс означает возможность выскочить в середине дня на встречу или уйти пораньше, чтобы забрать детей. Вы должны поверить, что они найдут время поработать вечером (и с радостью это сделают), они будут на связи, если вам необходимо будет связаться с ними.
  • Командные мероприятия. Интеграторы жаждут личных связей и приятельских отношений с коллегами, поэтому они наслаждаются возможностью весело провести время в команде. Они помогут спланировать мероприятие, если вы выделите время и бюджет.
  • Показатели успеха. Наблюдение за количеством отработанного времени не доказывает преданность делу или усердность сотрудника в работе. Это вдвойне верно для интеграторов, которые совмещают работу и личные задачи в течение дня. Им нужны четкие, измеримые цели, по которым оценивается эффективность.

Чего хотят от руководителя сегментаторы

  • Стабильность. Ключевой фактор в работе сегментаторов — стабильный график. Они предпочитают ходить на тренировки, к стоматологу и выполнять семейные обязанности вне рабочего дня. Если им постоянно менять график работы, через некоторое время они начнут испытывать стресс.
  • Уважение границ. Независимо от того, о каком графике вы договорились, им важно, чтобы вы его соблюдали. Пожалуйста, никаких встреч в 17:00, если рабочий день заканчивается в 16:30. Если вы отправляете электронное письмо или сообщение в чат в нерабочее время, обязательно сообщите им, что можно ответить на следующий день (если это не чрезвычайная ситуация).
  • Возможность выговориться. Сегментаторы не обсуждают рабочие проблемы с семьей или друзьями. Они хотят знать, что при возникновения проблемы смогут обратиться к руководителю, и их выслушают.

Согласно внутреннему исследованию, проведенному компанией Google, сегментаторы в целом более благополучны по сравнению с интеграторами. Многие люди, ведущие себя как интеграторы, на самом деле в глубине души сегментаторы. Просто они не понимают, как освободиться от менталитета «быть всегда на связи»‎. Если вы видите, что в вашей команде есть такие люди, предложите им блокировать уведомления на телефоне после окончания рабочего дня или полностью удалить рабочие приложения.

5 способов совместить оба стиля

Прежде чем погрузиться в тактику управления, найдите минутку и подумайте о том, на какой отметке спектра находитесь вы сами. Немного самоанализа поможет понять, какая тактика окажет наибольшее влияние на команду.

  1. Оценивайте работу по результатам. Глупо судить о вкладе человека, основываясь на количество рабочих часов, но многие менеджеры попадают в эту ловушку, даже не осознавая этого. Вместо этого установите четкие цели и показатели успеха для каждого участника коллектива. Если они достигают целей, не имеет значения, в какое время суток выполняется работа.
  2. Установите основные рабочие часы. Вполне нормально требовать, чтобы все члены команды работали в определенное время дня. Это облегчает планирование встреч и другую совместную работу (обычно с 10:00 до 15:00), но будьте гибкими вне этого времени. Установите сегментаторам четкий график, а интеграторам дайте необходимое пространство для маневра. Бонус: это дает всем возможность ездить на работу в незагруженные часы.
  3. Поощряйте обратную связь и размышления. Проведение регулярных ретроспективных обзоров — отличный способ обсудить рабочий процесс с разных сторон, поднять проблемы и найти решения. Будьте открыты для получения обратной связи от подчиненных в индивидуальном порядке или в более приватной обстановке, например, на встречах тет-а-тет.
  4. Будьте командой. Выделяйте время на отдых, восстановление сил и более тесное знакомство друг с другом. Это сочетание работы и отдыха — самое подходящее для интеграторов. А если проводить подобные мероприятия в рабочее время, это даст шанс развлечься и сегментаторам, которые обычно сторонятся корпоративных вечеринок или дней «друзей и семьи»‎.
  5. Используйте свои инструменты. По возможности выбирайте инструменты, позволяющие пользователям самостоятельно настраивать параметры уведомлений (например, отключать их в нерабочее время), чтобы как интеграторы, так и сегментаторы устанавливали свои границы. Подумайте, обязательно ли членам команды устанавливать рабочие приложения на телефонах. Интеграторам нравится удобство Slack, которое они используют, занимаясь на тренажере, но сегментаторы оценят возможность отказаться от него.

Сообщение Интеграторы и сегментаторы: два стиля work-life баланса появились сначала на Идеономика – Умные о главном.

Суперспособность любви: как безответные чувства приближают к идеалу

Если вы когда-нибудь любили безответно, то знаете, как горько жить без надежды на счастье с любимым человеком. Когда мы любим, то испытываем глубокое желание взаимности. Безответные чувства причиняют нам сильную боль. Это вполне естественно, что в такие моменты нам хочется перестать чувствовать и вообще больше никогда не влюбляться. Ничего удивительного, что люди готовы на что […]
Сообщение Суперспособность любви: как безответные чувства приближают к идеалу появились сначала на Идеономика – Умные о главном. …

Если вы когда-нибудь любили безответно, то знаете, как горько жить без надежды на счастье с любимым человеком. Когда мы любим, то испытываем глубокое желание взаимности. Безответные чувства причиняют нам сильную боль. Это вполне естественно, что в такие моменты нам хочется перестать чувствовать и вообще больше никогда не влюбляться.

Ничего удивительного, что люди готовы на что угодно, лишь бы забыть тех, кто не ответил им взаимностью. В романе Джорджа Элиота «Даниэль Деронда» один из героев, Рекс Гаскойн, после того, как получил отказ от ветреной Гвендолин Харлет, умоляет своего отца позволить ему уехать из Англии в Канаду. Я тоже когда-то помышляла сбежать в Канадские Скалистые горы из Торонто, где мое сердце было разбито. Люди ищут утешения, уходя в запой на выходных или соглашаясь на неприятные свидания вслепую. Друзья предлагают испытанные средства от душевной боли. Но те, кто любил безответно, знают, что какими бы благими ни были намерения близких, их советы редко могут помочь. Средства от несчастной любви могут дать время и возможность исцелиться от боли разочарования, но ничто не заставит вас перестать любить.

Почему так? Простого факта, что нам станет легче, если мы перестанем любить, недостаточно, чтобы перестать чувствовать. Благоразумные причины разлюбить человека не срабатывают, поскольку любовь — по природе и сути своей нерациональное чувство. Но ситуация не совсем плачевная. Я надеюсь утешить вас тем, что несмотря на горький вкус безответной любви, мы можем найти в ней и сладость, просто изменив свое отношение к явлению.

Рациональная любовь обусловлена причинами. Например, героиня Льва Толстого Анна Каренина любит графа Вронского за то, что он обаятелен, настойчив и внимателен. Нерациональная любовь, напротив, не объясняется такими рассуждениями. Есть много причин, почему я считаю, что романтическая любовь далека от рациональности. Одна из ее загадок — это известная в философии «проблема партикулярности». Ее можно описать так: если любовь объяснима с рациональной точки зрения, и мы любим человека за обаяние, постоянство и внимательность, то неясно, почему мы любим одного обаятельного человека и при этом не любого другого. Многие люди обаятельны, постоянны и внимательны. Так почему же Вронский?

Философ Нико Колодный считает, что проблему партикулярности решает история взаимоотношений, она же дает рациональную основу романтическим чувствам. Ведь среди всех очаровательных людей в мире именно Вронский повстречал Анну на железнодорожной станции. В конце концов, разве безответная любовь иногда не расцветает с первого взгляда или не развивается со временем к почти незнакомому человеку? Если любовь возможна в отсутствие связи, то отношения не могут служить ее причиной.

Поэтому я говорю, что любовь нерациональна. Следовательно, хотя в прагматическом смысле для разбитого сердца влюбленного действительно может быть лучше жить без любви, эта причина высшего порядка не заставит и не убедит нас действительно жить дальше свободно от чувств. Любовь — это не та вещь, которая оправдывается или отменяется причинами.

Некоторые возразят: а что если любовь вредит? Если безответная любовь причиняет боль, не является ли это само по себе причиной перестать любить? Я вновь утверждаю, что любовь не обоснована причинами, даже подобными. Заимствуя выражение у Вильяма Шекспира, однажды влюбившись, мы можем любить кого-то «даже на грани гибели». Герой романа Чарльза Диккенса «Повесть о двух городах» Сидни Картон любит Люси Манетт, хотя и безответно, ведь она любит другого, и поэтому он умирает ради нее на гильотине, заменив ее возлюбленного. Таким образом, мы можем даже назвать романтическую любовь не только нерациональной, но и безусловной.

Если вы один из тех, кто любит безответно, и вас убедили мои аргументы, что любовь неразумна и безусловна, а значит не поддается голосу разума и решительности, возможно, осознавая это, вы испытываете еще больший стресс. Оставим страхи, есть убедительные причины, чтобы принять такое затруднительное положение. (К слову, я не говорю здесь о разрушительных отношениях, когда один из партнеров использует любовь другого как средство манипуляции.) Как я уже говорила, безответная любовь может причинять сильную боль, но в то же время я настаиваю на том, что если любовь — это мука, то мука самая возвышенная и изысканная. И я считаю, что эта изысканная пытка стоит того, чтобы ее перенести. Безответно влюбленному нет необходимости желать, чтобы любовь его поскорее закончилась. Вместо этого, он может принять свою любовь, как бы долго она ни длилась. Если вы примите свои чувства, даже без надежды на взаимность, то они уже не будут причинять вам столько боли.

Что значит принять свою любовь? Хотя само по себе это чувство нерационально, вполне возможно, что мы можем относиться к ней определенным образом по вполне явным причинам. Если мы отвергаем свои чувства, то создаем определенный разрыв внутри: с одной стороны, мы не одобряем свое состояние, но в тоже время не можем перестать любить. В результате возникает своего рода отчуждение, которое ведет в конечном итоге к чувству горечи. Если вместо этого вы сможете принять свое состояние, вам не нужно будет враждовать с самим собой. Вот что я имею в виду под «принятием» безответной любви: признайте это чувство, просто скажите себе: «я влюблен(а), и это нормально».

Вы можете переживать о том, что благоразумные причины принять свое состояние кажутся «неправильными»; что мысль «для меня будет лучше принять свою любовь» не дает какой-то значимой причины по-настоящему сделать это. Очевидно, что вы можете предполагать, что определенное отношение требует конкретных убеждений. Например, утвердительное отношение к своей любви невозможно, если вы на самом деле не верите, что любовь — это нормально. К счастью, я могу предложить вам вескую неблагоразумную причину принять вашу безответную любовь: она возвышена. То, что любовь нерациональна, и мы способны на это чувство, вызывает восхищение. Какими бы маленькими и непостоянными созданиями мы ни были, мы способны на безрассудную, безусловную любовь, через которую ближе всего к вечности и бессмертию. Я думаю, это что-то сродни математическому идеалу Канта, хотя я, возможно, одна из немногих, кто считает его «Критику» излишне романтической. Перефразируя Канта, тот факт, что мы способны, помимо гласа рассудка, чувствовать нечто столь огромное, столь подавляюще мощное, столь неподвластное нам, «указывает на способность… которая превосходит все стандарты чувства».

Любить — значит обладать способностью, превосходящей возможности чувств и даже разума. Глубина чувств, на которую мы способны, является высшим проявлением нашей человечности, а беспомощность перед ней — это, возможно, суть того, что делает нас людьми. Как писал Уистон Хью Оден: «Если равной любви быть не может/ Пусть я буду тем, кто любит сильней». Если любовь — это возвышающая аксиома, то это только метафора, она не нуждается ни в формулах ни в действии, чтобы быть возвышенным чувством. В конце концов идеал, по Канту, это возможность приблизится к пределам, заглянуть за грань феноменального (мыслимого) мира.

Поэтому лучше всего нам рассматривать любовь как нечто превосходящее нас, поскольку она является, либо, по крайней мере, намекает нам на то, что мы не можем полностью постичь разумом. На самом деле, только подумайте, как мы ищем причины ее появления — мы хотим, чтобы она была рациональной, чтобы была разумной! И все же любовь бросает вызов нашим стратегиям осмысления: любовь — это не выбор, и все же это то, что вы делаете, а не то, что просто случается с вами. В этом есть что-то непостижимое, и это отражает глубокую загадку и сущностную тайну природы действия, даже действий, направленных на самих себя. Наш опыт любви и попытки ее анализа, возможно, ближе всего подходят к тому, чтобы иметь представление о себе, выходящее за пределы практического разума. Любовь — это что-то, что существует на максимально возможном пределе способностей нашего самосознания. Поэтому любовь возвышает нас, ведь она дает нам возможность заглянуть в сферу сверхчувственного.

Одним словом, любовь, включая безответную, — это исключительная способность. Она может выдержать гнев, боль и горе, сохраняясь вопреки всему, существуя в самых маловероятных местах и временах. Хотя вам может быть больно, что любимый не отвечает взаимностью, утешьтесь — в любви вы заглядываете за грань, о которой писал Кант. Край — это не то, чего следует избегать, хотя он и грозен. Смотрите в пропасть с благоговением и радуйтесь близости к ней. Хотя это утверждение может не удовлетворить некоторых, я хочу сказать, что это больше, чем успокоительный бальзам. Романтическая или нет, взаимная или безответная, любовь достойна принятия, потому что она раскрывает в вас, любящем, уникальную и благородную способность.

Сообщение Суперспособность любви: как безответные чувства приближают к идеалу появились сначала на Идеономика – Умные о главном.

Социальный режим… питания: почему так трудно его нарушить

На днях друг поделился со мной глубоким наблюдением: бананы не желтые. По крайней мере, в основном. В течение всего жизненного цикла бананы бывают желтыми лишь неделю или около того. Большую часть времени они зеленые или коричневые. Но люди зациклены на мимолетной желтой фазе, поэтому мы считаем бананы желтыми. Со мной недавно случилось похожее прозрение. Я […]
Сообщение Социальный режим… питания: почему так трудно его нарушить появились сначала на Идеономика – Умные о главном. …

На днях друг поделился со мной глубоким наблюдением: бананы не желтые. По крайней мере, в основном.

В течение всего жизненного цикла бананы бывают желтыми лишь неделю или около того. Большую часть времени они зеленые или коричневые. Но люди зациклены на мимолетной желтой фазе, поэтому мы считаем бананы желтыми.

Со мной недавно случилось похожее прозрение. Я кому-то рассказывал, что чувствую себя лучше, пропуская первый прием пищи. Так я делаю уже несколько месяцев, говорил я. А затем осознал, что на самом деле я ничего не пропускаю — в моей жизни нет утреннего приема пищи, так что пропускать нечего. Сейчас это кажется нормальным, но трудно избавиться от мысли, что в день должно быть три приема пищи. Есть нужно три раза, а бананы желтые.

После того, как я опубликовал пост о диете и питании в 2020 году, один читатель поделился, что он вообще не ест по вторникам. Меня заинтриговала эта идея – полное пренебрежение традициями, обещание свободы от навязанных структур. Когда я решил попробовать, читатель посоветовал никому не рассказывать об этом, потому что люди сильно привязаны к представлению о трехразовом питании, причем не только собственного, но и всех остальных.

Я начал проводить регулярное голодание — в некоторые дни я ем только один раз, а иногда не ем вообще. Я решил рассказать людям, что я это делаю, отчасти для подотчетности, но в основном потому, что меня восхищает сильное сопротивление людей этой идее.

На данный момент реакция представляет собой сочетание интереса и беспокойства. Преобладает мнение, что человеку необходимо три приема пищи каждый день, а любые отклонения опасны. Так, пропустить обед или завтрак можно, но это вызывает тревогу, оставить только ужин — это уже мазохизм, а ничего не есть в течение всего дня — верный признак расстройства питания или другого психического заболевания.

Никто точно не знает, как мы пришли к культурному убеждению, что человеческому организму следует принимать пищу каждые четыре или пять часов бодрствования, но мы точно знаем, что это произошло недавно. Кажется, идея эта возникла в XIX веке в результате случайного сочетания религиозных традиций, посменной работы на производстве и маркетинговых усилий производителей продуктов питания.

Из общей закономерности на протяжении всей истории следует, что люди ели, когда этого требовали социальные системы. Доиндустриальные фермеры ели перед выходом в поле и после возвращения. Охотники-собиратели ели, когда одни уходили на охоту, а другие не были ничем заняты. Древние римляне с уважением относились к  процессу пищеварения и считали утренний прием пищи сомнительным с моральной точки зрения, поэтому ели один раз во второй половине дня. Большинство досовременных культур практиковали голодание по различным медицинским, моральным или духовным причинам, а многие культуры делают это и по сей день.

Несмотря на неписанное мнение о том, что мы эволюционировали до образа питания фабричных рабочих XIX века, человеческий организм может спокойно обходиться без еды на протяжении одного, двух, пяти или даже десяти дней. Этому способствуют две жизненно-важные физиологические способности: хранение запасов пищи в теле и использование запасенной пищи для получения энергии, если мы давно не ели.

Однако эта пара функций создает проблему для культуры, где отсутствие еды в течение некоторого времени рассматривается как моральное извращение: организм регулярно выполняет функцию накопления, но почти никогда — функцию использования. Результат неудивителен – увеличение веса, как на индивидуальном, так и на популяционном уровне.

Человеческий организм работает лучше, когда вы не едите в некоторые дни, чем когда едите регулярно ежедневно. Это предположение находит все больше поддержки в науке. Безусловно, в западных традициях питания есть что-то не совсем здоровое, и сейчас исследователи изучают связь этой проблемы с тем, когда и как часто мы едим, а не только с тем, что и сколько.

Конечно, это индивидуальное дело каждого человека — выявить на практике работоспособность определенного метода. Но мне стало понятно, что традиция трехразового питания никогда мне не подходила. Даже если оставить в стороне то, что я съедаю слишком много, трехразовое питание весьма утомительно — необходимо приготовить еду, съесть ее и убрать за собой. Кроме того, день делится на четыре небольших части, которые я пытаюсь использовать продуктивно, и в течение трех из них я физически и умственно притуплен процессом пищеварения.

Есть и другие потенциальные преимущества от того, что человек проводит большую часть жизни в состоянии голодания, начиная от устойчивого снижения веса и заканчивая полным излечением диабета 2 типа. Предполагается, что такое голодание улучшает здоровье сердца, уменьшает воспаления, предотвращает нейродегенеративные расстройства, способствует росту мышц и дает когнитивные преимущества. До научного консенсуса еще много лет (как и всегда), но, поскольку я понял, что обычные схемы питания мне не подходят, я с радостью тестирую протоколы голодания на себе.

В прошлый вторник был второй день шестинедельного эксперимента по голоданию и, вероятно, первый день в моей жизни, когда я ничего не ел между пробуждением и сном. По большей части я чувствовал себя прекрасно. Было несколько мимолетных моментов желания поесть, они возникали, когда я видел еду или ее изображения, но я не испытывал никакого постоянного голода. Я чувствовал легкость, ясность ума и энергию. Когнитивные задачи, такие как чтение, медитация и письмо, давались заметно легче. Мне казалось, что все стало проще. Неужели я трачу жизнь на переваривание?

А самое захватывающее в том, что остается очень много свободного времени. День казался долгим, и я разделял его по своему усмотрению. Во время дневной писательской сессии я посмотрел на часы, и они показывали 16:10 — обычно в это время я готовился к окончанию рабочего дня. Я сворачивал дела к пяти или около того, готовил ужин, отдыхал несколько часов, а затем возвращался к работе, читал или что-то смотрел. Но на этот раз 4 часа дня означали, что у меня впереди еще семь часов до сна.

Это сюрреалистическое ощущение — иметь возможность использовать целых шестнадцать оборотов в часах. Появилось время, чтобы заканчивать дела, устраивать настоящие перерывы, ходить гулять, читать, делать что-то для других людей — и это без ощущения спешки, когда подкрадывается следующий пункт в списке дел. Я чувствовал себя хозяином своего дня так, как никогда раньше.

Очевидно, что я не отказываюсь полностью от еды, да и не хочу. Но думаю, что уже отказался от традиционного способа подпитки организма. Эксперимент помогает сосредоточиться на образе питания, который лучше всего подходит для моей жизни и моего тела.

Сообщение Социальный режим… питания: почему так трудно его нарушить появились сначала на Идеономика – Умные о главном.