Будь как Эдисон! Надежный способ достижения целей

Всякий раз, читая о секретах успеха, вы, без сомнений, сталкиваетесь с известной цитатой Томаса Эдисона: «Гений — это 1% вдохновения и 99% пота». Говорят, ему потребовалось 3 тысячи попыток, чтобы найти подходящую нить накаливания, которая не сгорала мгновенно. Это напоминание о том, что такие вещи, как природные творческие способности, зачастую гораздо менее важны, чем твердая […] …

Всякий раз, читая о секретах успеха, вы, без сомнений, сталкиваетесь с известной цитатой Томаса Эдисона: «Гений — это 1% вдохновения и 99% пота». Говорят, ему потребовалось 3 тысячи попыток, чтобы найти подходящую нить накаливания, которая не сгорала мгновенно. Это напоминание о том, что такие вещи, как природные творческие способности, зачастую гораздо менее важны, чем твердая решимость.

Нет никаких сомнений, что для достижения долгосрочных целей необходимы страсть и настойчивость. Но важно помнить и о стратегическом процессе, через который прошел Эдисон, чтобы достичь своей цели. Он не просто случайно переходил от одного неудачного проекта к другому, он постоянно адаптировал и совершенствовал свои идеи. «Я выстраивал теорию и работал, основываясь на ней, пока не понимал, что она несостоятельна, — рассказывал он в 1890 году журналу Harper’s. — Тогда я сразу ее отбрасывал и находил другую». На каждом этапе пути он принимал осмысленные решения, извлекая уроки из неудач и опираясь на небольшие успехи.

Вам не обязательно быть изобретателем, работающим над новым устройством. Новое исследование, опубликованное Proceedings of the National Academic of Sciences, подсказывает, что каждый из нас может извлечь выгоду из подобного мышления.

Конструкция, называемая «стратегическим мышлением», описывает тенденцию ставить под сомнение и совершенствовать свой текущий подход, сталкиваясь с неудачами и вызовами. Пока другие упорно движутся по одному и тому же запутанному пути, люди со стратегическим мышлением постоянно ищут более эффективный путь движения вперед. «Это помогает им направлять свои усилия более эффективно», — говорит Патрисия Чен из Национального университета Сингапура. И новое исследование Чен показывает, что именно это может составлять разницу между успехом или провалом.

Мышление о мышлении

Выводы Чен основаны на богатом исследовании метапознания, которое включает в себя осознание и понимание своих собственных мыслительных процессов (можно сказать, что это «мышление о мышлении»). Полезные метакогнитивные стратегии включают в себя мониторинг прогресса в достижении цели, определение недостатков и областей, которые нуждаются в улучшении, а затем выстраивание шагов для преодоления этих проблем.

Предположим, вы изучаете французский язык. Метапознание поможет вам понять, что новые слова лучше изучать, устраивая самопроверку, а не просто перечитывая их. Вы можете заметить трудности в ведении диалога и выделить больше времени на просмотр французских фильмов, чтобы улучшить восприятие на слух (вместо того, чтобы, скажем, безуспешно зацикливаться на грамматике). Вы также можете ставить все более сложные задачи — например, затевать более сложные разговоры с местными жителями, — чтобы начать говорить более бегло.

Использование метакогнитивных стратегий — это не просто отражение уровня интеллекта. «Эти стратегии объясняют достижения даже с учетом эффекта IQ», — говорит Жан-Луи Бергер из Швейцарского федерального института профессионального образования и обучения в Лозанне, который изучает способы измерения метапознания.

Предыдущие исследования продемонстрировали важность метапознания в отдельных дисциплинах, но Чен задалась вопросом, есть ли общие закономерности в разных областях. Возможно, некоторые люди просто более склонны применять метакогнитивные стратегии для достижения любой цели? И если так, можем ли мы научить больше людей мыслить стратегически?

Чтобы выяснить это, Чен и ее команда исследователей создали тест на стратегическое мышление. Для этого нужно оценить следующие утверждения по шкале от 1 (никогда) до 5 (все время):

  • Когда вы зашли в тупик в каком-то деле, как часто вы спрашиваете себя: «Что я могу сделать, чтобы помочь себе?»
  • Когда вы чувствуете, что у вас нет прогресса в каком-то деле, как часто вы спрашиваете себя: «Можно ли сделать это другим, более правильным способом?»
  • Всякий раз, чувствуя разочарование, как часто вы спрашиваете себя: «Как я могу сделать это лучше?»
  • Сталкиваясь с препятствиями, как часто вы спрашиваете себя: «Что я могу сделать, чтобы лучше с этим справиться?»
  • Когда у вас что-то не получается, как часто вы спрашиваете себя: «Что я могу сделать, чтобы помочь себе?»
  • Всякий раз, когда что-то кажется сложным, как часто вы спрашиваете себя: «Что я могу сделать, чтобы лучше с этим справиться?»

Чем больше баллов вы набрали, тем больше вы склонны к стратегическому мышлению.

В первоначальном эксперименте команда Чен попросила группу из 365 студентов пройти тест в середине осеннего семестра. Предполагалось, что их оценки спрогнозируют использование ими различных стратегий обучения (описанных выше) в течение следующего семестра, что, в свою очередь, предскажет их оценки по курсам.

Чтобы проверить, повлияло ли стратегическое мышление на достижение целей в разных областях, команда Чен затем проверила еще одну группу из 356 участников, перед которыми стояли образовательные или профессиональные задачи (такие как изучение нового компьютерного языка), или задачи по улучшению здоровья и физической подготовке (такие как потеря веса). Опять же, стратегическое мышление позволило успешно спрогнозировать использование участниками метакогнитивных методов — таких как регулярный, систематический мониторинг прогресса, — и, как следствие, шансы на достижение обоих типов целей. Некоторые люди, похоже, более склонны адаптировать и совершенствовать свой подход к любой деятельности, которой занимаются. И это реально влияет на их успех в разных областях жизни, явно между собой не связанных.

В последнем эксперименте исследователи проверили, могут ли они вдохновить людей на стратегическое мышление, и если да, то как это изменит поведение людей, когда они столкнутся с новой проблемой.

Сначала участники прочитали статью с изложением основной концепции стратегического мышления, которую им нужно было переделать для публикации в социальных сетях. Затем их привели в лабораторию, заполненную, казалось бы, бесконечным запасом яиц. Перед ними стояла задача, которой учат в первый день кулинарной школы: отделить белки от желтков как можно более чисто и эффективно. Если хоть немного желтка попадало в белок, их штрафовали.

Это занятие может показаться немного эксцентричным, но такой выбор был сделан именно из-за его неожиданности. «Мы хотели, чтобы задача была относительно незнакомой и сложной для большинства участников, чтобы она имела четкие показатели эффективности и могла быть выполнена различными методами», — пояснила Чен. Ясного «правильного» решения не было — участники могли разбивать яйцо или проделывать в скорлупе маленькую дырочку, позволяя белку вытечь, — поэтому нужно было найти лучший для себя способ. «Люди проявили высокую креативность в поиске разных способов эффективного выполнения этой задачи», — говорит Чен.

Конечно же, участники, которые читали статью о стратегическом мышлении, взялись за упражнение с большей пытливостью и рефлексией, пробовали различные методы и адаптировали свое поведение в соответствии с результатами. В итоге они значительно превзошли контрольную группу.

Истинное упорство

Помимо роли стратегического мышления в достижении целей, Чен также изучала соотношение этой идеи с другими психологическими концепциями. Например, она сравнивала его с «упорством» — все более популярной чертой, определяемой также как «страсть и настойчивость», которую можно измерить при помощи таких утверждений, как «неудачи не обескураживают меня». Известно, что упорство невероятно важно в разных областях жизни, но Чен обнаружила, что оно не так уж связано со стратегическим мышлением: и то, и другое вносят свой, отдельный вклад в личный успех.

Эти результаты впечатлили психолога из Университета Пенсильвании Анжелу Дакворт, которая руководила исследованиями по упорству. «Мне нравится эта работа, — говорит она. — С моей точки зрения, упорство — это умение ориентироваться на действительно долгосрочную цель, несмотря на неудачи, в то время как стратегическое мышление предполагает такое отношение к любой цели, краткосрочной или долгосрочной, что вы постоянно ищете более эффективное решение». Как и Чен, она считает, что эти две концепции должны дополнять друг друга. «Вы можете быть упорными, но не пытаться найти новые и иные способы достижения своей долгосрочной цели — это не идеально».

Конечно, надо понять, как работает стратегическое мышление в разных контекстах. «Сейчас мы знаем, что взрослые, видимо, отличаются друг от друга в плане склонности к стратегическому мышлению, и что ему можно научить», — говорит Чен. Исследователям также предстоит выяснить, как лучше всего обучать стратегическому мышлению, поскольку может быть трудно добиться долгосрочных изменений в мышлении. Чен считает, что этому нужно обучать в школах. «Возможно, если начать в юности, это будет полезно в долгосрочной перспективе».

Исследования Чен должны стать полезным напоминанием о том, что наш текущий подход к решению проблем — не обязательно лучший. Нужно постоянно искать способы усовершенствовать что-то, как это делал Эдисон при создании лампочки. Гений может состоять всего на 1% из вдохновения и на 99% из пота, но обладая стратегическим мышлением, мы можем сэкономить много крови, пота и слез.

Волшебство неведения: что люди боятся узнать и почему

В наш информационный век у нас всегда под рукой беспрецедентный объем данных. Мы проводим генетические тесты детям, находящимся в утробе матери, чтобы подготовиться к худшему. Мы регулярно проводим скрининги на рак и следим за своим здоровьем при помощи напульсников и телефонов. И мы можем узнать о своих родственных связях и генетической предрасположенности при помощи простого […] …

В наш информационный век у нас всегда под рукой беспрецедентный объем данных. Мы проводим генетические тесты детям, находящимся в утробе матери, чтобы подготовиться к худшему. Мы регулярно проводим скрининги на рак и следим за своим здоровьем при помощи напульсников и телефонов. И мы можем узнать о своих родственных связях и генетической предрасположенности при помощи простого мазка слюны.

Тем не менее, существует и информация, которую многие из нас не хотят знать. Исследование с участием более 2000 человек в Германии и Испании, проведенное Гердом Гигеренцером из Института человеческого развития Макса Планка в Берлине и Росио Гарсия-Ретамеро из Университета Гранады в Испании, обнаружило, что 90% участников не хотели бы знать, когда умрет их партнер или по какой причине. И 87% также не хотят знать дату своей смерти. Также их спросили, хотят ли они знать, разведутся ли они и когда, и более 86% ответили «нет».

Похожие исследования приходят к аналогичному выводу: мы часто избегаем информации, которая может причинить нам боль. Инвесторы реже заходят в свои портфели акций в дни, когда рынок падает. А по данным одного лабораторного эксперимента, участники, которым сказали, что у них более низкий рейтинг, чем у других, готовы были заплатить, только бы не знать свои показатели.

Более того, люди не желают узнавать определенную информацию, связанную с их здоровьем, даже если такие знания позволят им определить методы лечения. Как показало одно исследование, только 7% людей с высоким риском заболевания Хантингтона решают выяснить, есть ли у них заболевание, несмотря на то, что генетический тест обычно оплачивается планами медицинского страхования, а это знание безусловно полезно для облегчения симптомов хронического заболевания. Аналогично участники эксперимента решили отказаться от части своего заработка, чтобы не узнавать результаты теста на излечимое заболевание, передающееся половым путем. Таких отказов становится еще больше при более серьезных симптомах заболевания.

Эмили Хо, которая сейчас работает в Северо-Западном университете, и ее коллеги недавно разработали шкалу для измерения антипатии людей к потенциально неприятной, но при этом полезной информации. Исследователи представили 380 участникам различные сценарии, чтобы проверить их желание получить информацию о трех областях (личное здоровье, финансы и восприятие их другими людьми), причем в каждом сценарии была возможность благоприятного или неблагоприятного исхода для участника. Участники могли узнать о риске конкретного медицинского состояния, об эффективности упущенной ими инвестиционной возможности или услышать мнение, насколько хорошо они выступили с речью.

Твердый отказ от информации продемонстрировало меньшинство, хотя и существенное: в среднем участники говорили, что они «определенно» или «вероятно» не захотят получать такую информацию в 32% случаев. Около 45% предпочли бы не знать, сколько могли заработать, выбрав более прибыльный инвестиционный фонд, а 33% — что имел в виду человек, называя их причудливыми. 24% не хотели бы знать, понравилась ли другу книга, которую они подарили ему на день рождения.

Исследователи также изучили личные характеристики участников, некоторые из которых оказались значимыми переменными. Оказалось, что степень, в которой люди хотели избежать информации, не была связана с полом, доходом, возрастом или образованием. Информации не избегали участники, склонные к экстраверсии, добросовестные и открытые для нового опыта, тогда как люди с высокими показателями невротизма продемонстрировали противоположную тенденцию. (Те, кто был более открыт для такой информации, все равно предпочитали оставаться в неведении хотя бы об одной из предложенных сфер.) Во втором исследовании участники оценивали ту же серию сценариев дважды, с интервалом в четыре недели. Их ответы оставались стабильными с течением времени.

Хо и ее команда обнаружили, что стремление избегать информации влияет на наше поведение. В одном из своих экспериментов они провели опрос о желании участников получать информацию. Через две недели им предоставили возможность посетить веб-сайт с потенциально ценной информацией, которая могла бы оказаться болезненной. Например, на одном из сайтов сравнивалась средняя заработная плата мужчин и женщин по разным профессиям. На другом содержались данные о риске выгорания. Тенденция участников избегать информации, отмеченная в ходе первоначального опроса, коррелировала с их нежеланием заходить на эти веб-сайты.

На основании всех этих исследований можно сказать, что люди в основном предпочитают игнорировать не только болезненные новости и события, такие как смерть и развод, но также и приятные, такие как рождение. Гигеренцер и Гарсия-Ретамеро спросили у своих более 2000 участников, хотят ли они узнать о позитивных жизненных событиях, и большинство ответило отрицательно. Более 60% сказали, что не хотят знать о следующем рождественском подарке. И около 37% заявили, что предпочли бы не знать пол своего еще не родившегося ребенка. Этот результат может быть как-то связан с возможностью разочарования, но скорее дело в том, что люди наслаждаются ожиданием.

Конечно, игнорирование информации может быть проблемой, если это мешает нам сделать более разумный выбор (например, в отношении здоровья или финансов). Но отказ от некой информации дает возможность избежать страданий, которые она может причинить, и насладиться ощущением неопределенности, которое приносят приятные события. Кажется, в этом есть какое-то волшебство.

Как побороть депрессию, когда вокруг все внушает ужас

Что нужно знать Когда вы сыты по горло или чувствуете себя подавленными, заманчиво махнуть на все рукой и ничего не делать. Можно отменить мероприятия и встречи и валяться в кровати или смотреть телевизор. Легко понять, почему это происходит: когда у вас депрессия или вы чувствуете себя подавленными, даже простые задачи требуют больших усилий и энергии. […] …

Что нужно знать

Когда вы сыты по горло или чувствуете себя подавленными, заманчиво махнуть на все рукой и ничего не делать. Можно отменить мероприятия и встречи и валяться в кровати или смотреть телевизор. Легко понять, почему это происходит: когда у вас депрессия или вы чувствуете себя подавленными, даже простые задачи требуют больших усилий и энергии. А если какие-то дела не приносят такого же удовольствия, как раньше, это расстраивает еще больше.

Конечно, во время пандемии COVID-19 многим людям пришлось отказаться от каких-то дел и социальных мероприятий. У человека с депрессией или плохим настроением эти ограничения усугубят желание устраниться, а перспектива выхода из режима локдауна может показаться пугающей. Но как ни парадоксально, один из самых эффективных способов улучшить настроение — делать то, чего вам делать не хочется.

В 1973 году американский поведенческий психолог Чарльз Ферстер заметил, что люди, которые чувствуют себя подавленными, как правило, делают меньше. В частности, делают меньше того, что приносит им удовольствие или ощущение значимости. Он утверждал, что это снижение активности — важный фактор в понимании и лечении депрессии. Его наблюдения послужили основой для поведенческой модели депрессии, которая до сих пор помогает нам в понимании этого состояния.

Согласно поведенческим подходам, депрессия возникает как результат проблемного цикла между снижением активности и плохим настроением. Начало цикла связано с тем, что человек делает меньше, а это означает, что он становится более замкнутым и изолированным. Соответственно, у него меньше возможностей, чтобы получить положительный опыт или отвлечься, и плохое настроение только усугубляется. Таким образом, мотивации, чтобы сделать что-то интересное, требующее усилий, еще меньше — и цикл замыкается.

Этот негативный цикл не возникает ниоткуда, зачастую его причина вполне понятна. Плохому настроению, наблюдаемому при депрессии, часто предшествует «большой контекстный сдвиг», говорит профессор клинической психологии Йоркского университета Дин Макмиллан. Этот сдвиг вызван значительными изменениями обстоятельств, такими как развод, тяжелый период на работе или глобальная пандемия. Сдвиг контекста означает, что действия, которые раньше приносили удовольствие, становятся трудными или невозможными. Например, после развода людей может расстраивать поход в те места, куда они любили ходить с бывшим супругом. Или студент, слишком перегруженный в университете, из-за усталости не может больше заниматься любимыми хобби. А после длительной изоляции и безделья привычные раньше занятия могут стать сложными или непривлекательными.

Риск состоит в том, что люди все сильнее отстраняются. Они выбирают максимально простое поведение, которое не приносит никакой пользы — например, сидеть дома (даже когда ограничения сняты или появляются новые социальные возможности). И в этом есть смысл. «Этот отказ обусловлен желанием людей избежать отрицательных эмоций, которые они испытывают, когда пытаются что-то сделать», — говорит профессор Университета Эксетера Дэвид Ричардс. Макмиллан соглашается, добавляя, что это поведение «срабатывает немедленно, потому что помогает почувствовать себя лучше». Но проблема в том, что у такой пассивности есть долгосрочные последствия — она «отдаляет вас от того, что нужно сделать, чтобы получить что-то от этого мира».

Чтоб справиться с депрессией, согласно поведенческим подходам, нужно как-то разорвать этот цикл бездействия и плохого настроения. Это главная цель поведенческого лечения, которое американский психолог Питер Левинсон и его коллеги начали разрабатывать в 1960-х годах. Сегодня этот подход известен как поведенческая активация (ПА), и он хорошо зарекомендовал себя как эффективная психологическая терапия при депрессии.

В рамках ПA людей, испытывающих депрессию, постепенно поощряют делать то, что они перестали делать. Идея состоит в том, что цикл пассивности и плохого настроения заменяется более положительным циклом, в котором продуктивные, значимые действия помогают людям чувствовать себя лучше, что, в свою очередь, повышает мотивацию для большей активности. Один из участников исследования о ПА описал этот процесс так: «Я думаю, что [ПА] мне очень помогла, потому что мне стали интересны некоторые вещи, и я стал ими заниматься. Просто ощущение счастья, которое возникает, когда ты достиг своей цели».

ПА — это самостоятельное лечение, но ее принципы часто встречаются в других формах терапии, включая когнитивно-поведенческую терапию (КПТ). По данным одного исследования, сравнивавшего различные виды терапии, ПА так же эффективна в борьбе с депрессией, как и полная КПТ. Хотя ПА изначально была разработана как терапия, которую проходят под руководством терапевта, она включает простые принципы, которые можно реализовать самостоятельно, чтобы поднять настроение.

Что делать

Следите за тем, что вы делаете каждый день. В первую очередь нужно отследить все свои действия за неделю. Можно найти бесплатные шаблоны в интернете или сделать их самостоятельно. Сформируйте пустое расписание, разбив каждый день на часовые интервалы или на утро, день и вечер. Затем в течение недели записывайте, что вы делали каждый день. Важно также отмечать, как вы себя чувствовали во время каждого занятия, от 0 (действительно подавленно) до 10 (позитивно и бодро). Например, вы можете заметить, что утром, когда вы смотрели телевизор, ваше настроение было около 3, а во время дневных занятий йогой — около 5. «Этот шаг помогает собрать информацию о небольших изменениях в поведении, которые могут иметь большое значение, но которые мы зачастую упускаем из вида», — говорит клинический психолог из Университета Восточной Англии Лаура Пасс.

Если идея отслеживать свои дела целую неделю кажется вам устрашающей, можете сократить период. «Нужно установить такой шаг, который подходит человеку, — говорит Пасс. — Это может быть один день или несколько моментов в течение недели». Она подчеркивает, что этот шаг можно подобрать индивидуально: «Например, детям могут помогать родители».

Если же сложной кажется сама идея отслеживания, то вы все равно можете воспользоваться принципами ПА — просто пропустите этот шаг и перейдите к следующему. «Лично я не думаю, что абсолютно необходимо выполнять все базовые действия», — говорит Ричардс. Пасс соглашается, подчеркивая, что главное — изменение будущего поведения. «Если кто-то может сделать это, не записывая свои дела, это все равно приносит пользу».

Оцените то, что вы сделали. Если вы отслеживали свою деятельность и настроение, поразмышляйте о том, что вы делали, когда у вас было довольно хорошее настроение. Неважно, если оно не было совсем хорошим — такое часто бывает, особенно если у вас был длительный период подавленности или депрессии. Если оно даже немного улучшилось, это уже полезно и готовит к следующему шагу.

Составьте план на следующую неделю. Теперь нужно запланировать мероприятия на предстоящую неделю, используя тот же чистый лист, что и раньше. Посмотрите на свой дневник предыдущей недели и включите в свое расписание те занятия, которые улучшали ваше настроение. Кроме того, попробуйте включить некоторые из дел, которые вы прекратили делать или делаете сейчас реже. Не нужно заполнять каждый слот, но постарайтесь запланировать как минимум одно или два занятия на каждый день.

Чтобы понять, что нужно включить в план, полезно подумать не только о том, что вам нравится, но и о том, что вы считаете значимым или важным — или о том, что вы считали таковым до периода плохого настроения или изоляции. «Важно лично определить, что для вас важно в вашей жизни, — говорит Пасс. — То, куда вы хотите направить свою жизнь». Если вам нравится гулять с друзьями, например, можно пригласить кого-нибудь пойти выпить кофе или договориться о том, чтобы поболтать по телефону. Если вы цените обучение, можно запланировать взять книгу из библиотеки или прослушать новый подкаст. Планы для школьников, работающих родителей и пенсионеров могут значительно различаться. То, что важно для вас, зависит от ваших уникальных обстоятельств.

В вашем графике тоже могут быть не только приятные дела. Например, если для вас важно поддерживать порядок в доме, можно запланировать уборку. Макмиллан подчеркивает, что речь идет о поиске баланса между тремя различными видами деятельности: приятными (например, встреча с другом), рутинными (принятие душа, приготовление пищи) и необходимыми, у невыполнения которых могут быть серьезные последствия (академическая работа, оплата счетов). «Дело не только в том, чтобы делать что-то приятное, — говорит он. — Не менее важно вставать, чистить зубы и принимать ванну. Речь идет о том, чтобы делать что-то позитивное в жизни».

Составляя новый график, избегайте длительных периодов простоя. В частности, обратите внимание на те события предыдущей недели, из-за которых вы не сделали полноценные дела. Например, вы поздно легли спать и пропустили рабочее совещание или часами листали социальные сети вместо того, чтобы встретиться с друзьями или пообщаться с ними в Zoom. Такое поведение может казаться привлекательным в данный момент, но оно поддерживает ваше плохое настроение, потому что делая все это, вы тратите время, которое вы могли бы уделить чему-то позитивному. Делать мало, пока вы дома, или отдыхать — это не проблематичное поведение само по себе. Оно становится таковым, только если вы таким образом отлыниваете от важных дел. Постарайтесь определить, как вы себя ведете, пытаясь спрятаться от мира, и избегайте этого при планировании на следующую неделю.

Придерживайтесь плана, даже если вам это не по душе. Ключевой аспект ПA заключается в том, что нужно выполнять все запланированные действия, даже если вам не хочется. Согласно теории, позитивные изменения настроения появляются только после того, как вы проделаете некое действие, поэтому важно попытаться, несмотря на то, как вы себя чувствуете. «Полезно рассмотреть это «снаружи внутрь, а не изнутри — наружу», — говорит Макмиллан. — Вместо того, чтобы говорить себе: «Когда я почувствую себя лучше, тогда и сделаю это», вы сначала изменяете поведение, а вслед за тем меняются мысли и чувства».

Если вы никак не можете взяться за дело, можно попробовать несколько уловок. Во-первых, вы можете разбить это занятие на более мелкие этапы или выполнять его в течение более коротких периодов времени. Ричардс приводит пример: «Если кто-то не хочет делать уборку, потому что это изнурительно, можно убирать только часть дома». Во-вторых, было бы полезно упорядочить список запланированных дел с точки зрения их сложности и начать с того, что попроще. Например, не планировать сразу поход в тренажерный зал и групповые занятия, а начать с прогулки по кварталу, с просмотра видео упражнений на YouTube или с посещения зала в спокойное непиковое время.

Наконец, вы можете поэкспериментировать со стратегиями, которые повышают шансы на выполнение этих дел. Макмиллан подчеркивает важность создания правильного контекста. Он предлагает вам спросить себя: «Как сделать это поведение более вероятным?» Подумайте, например, о том, чтобы записать задачу и повесить напоминание на видном месте или попросить друга выполнить ее вместе с вами.

Оцените, как все прошло. В конце каждого дня обдумывайте, что вы чувствовали, когда выполняли каждое действие. Обратите внимание, какое из них улучшило настроение, даже немного, а какое — испортило его. Обратите внимание на любые другие плюсы: возможно, вы испытали чувство достижения, когда что-то предприняли, или чувство облегчения, сделав работу, которую постоянно откладывали. Это поможет при планировании мероприятий на будущее. Также обратите внимание на те случаи, когда у вас не получалось взяться за задачи из расписания, и подумайте, как вы могли бы сделать его более управляемым в следующий раз.

Будьте терпеливы к себе. Помните, что настроение не улучшается мгновенно. «Возможно, вам трудно сделать что-то прямо сейчас, когда вы чувствуете себя плохо, когда контекст изменился, — говорит Макмиллан. — Некоторое время может быть трудно, но если можете, продолжайте. Одна полезная идея — рассматривайте это как эксперимент. Старайтесь экспериментировать с поведением достаточно долго, чтобы понять, что оно вам приносит. Это может занять несколько недель».

К вам едет ревизор: о пользе еженедельной саморефлексии

Каждый воскресный вечер я сажусь за еженедельный анализ того, чем я занимаюсь. Бездумно выполнять задачи, не задаваясь вопросом, соответствуют ли они нашим целям, легко. Еженедельный анализ — это возможность для саморефлексии и принятия решений. «Еженедельный анализ поможет интуитивно сконцентрироваться на важных проектах, поскольку к концу недели на вас навалится поток новых переменных и потенциальных отвлекающих […] …

Каждый воскресный вечер я сажусь за еженедельный анализ того, чем я занимаюсь. Бездумно выполнять задачи, не задаваясь вопросом, соответствуют ли они нашим целям, легко. Еженедельный анализ — это возможность для саморефлексии и принятия решений.

«Еженедельный анализ поможет интуитивно сконцентрироваться на важных проектах, поскольку к концу недели на вас навалится поток новых переменных и потенциальных отвлекающих факторов».
— Дэвид Аллен

Добавьте жизни осмысленности

Просто ставить галочки в ежедневном списке дел недостаточно для значительного прогресса в жизни и работе. Хотя еженедельная ревизия может показаться дополнительной работой, она защищает от производительности ради производительности. Он проясняет мышление и потому помогает лучше принимать решения.

Еженедельная ревизия не совсем то же самое, что традиционные дневники, но их можно комбинировать. Если дневник в основном посвящен вашим мыслям и эмоциям, то еженедельная ревизия — размышлениям о том, что на прошедшей неделе прошло хорошо, а что нет, и планам на неделю вперед. Для этого мне нравится использовать шаблон «плюс-минус-дальше».

В первой колонке запишите все, что прошло хорошо. Во втором столбце — что пошло не так, как вы планировали. А в третьем — что вы планируете делать на следующей неделе. Вот так просто. Мне нравится заполнять этот шаблон неделю за неделей, потому что он быстрый, гибкий и ориентирован на будущее.

В дополнение к шаблону можно ответить на следующие вопросы:

  • Что сейчас у меня не получается?
  • Чему я хочу научиться к концу этой недели?
  • Какую одну вещь можно попробовать, чтобы вывести меня из зоны комфорта?
  • К кому я могу обратиться за помощью на этой неделе?

Существует множество шаблонов для еженедельной ревизии. Некоторые длиннее, другие короче. У одних есть фиксированная структура, которой нужно следовать, другие более гибкие. В конечном счете важно найти подход, которого вы действительно сможете придерживаться, чтобы он стал частью вашей еженедельной рутины.

«Чтобы 1 января не удивляться, почему вы не достигли своих целей, используйте еженедельный анализ, который даст вам 52 возможности начать все сначала. 52 шанса сделать что-то лучше на опыте предыдущей недели. 52 варианта вовремя узнать больше о себе и о том, как мы работаем».
— Фадеке Адегбуйи

Создайте ритуал для еженедельной ревизии

Трудность со многими полезными видами деятельности чаще всего заключается в том, чтобы превратить их в ритуалы или даже в привычки. Когда речь идет о еженедельной ревизии, можно использовать несколько принципов, чтобы интегрировать эту практику в свою жизнь.

  1. Выберите подходящий день, время и место. Ключевой момент в построении привычек — это последовательность. Не увеличивайте свою когнитивную нагрузку, постоянно задаваясь вопросом, когда и где вы должны сесть, чтобы написать еженедельный анализ. Вместо этого внесите время в расписание и зафиксируйте определенное место.
  2. Будьте добры к себе. Не корите себя, если у вас была плохая неделя и вы не достигли целей, которые для себя поставили. Еженедельная ревизия обращена не только в прошлое, но и в будущее. Не судите себя, постарайтесь понять: почему что-то пошло не так? Как можно подойти к этой проблеме иначе на следующей неделе?
  3. Последовательно улучшайте процесс еженедельной ревизии. Установка на рост означает, что все нужно воспринимать как эксперимент. Не нужно придерживаться определенного шаблона еженедельного обзора, если он вам не подходит. Можно пробовать разные подходы. Слишком длинный? Сделайте его короче. Слишком жесткий? Добавьте гибкости. Это может показаться немного мета, но еженедельная ревизия — это также время, когда можно оценить и сам процесс ревизии.

Вы заметите, что неделя редко складывается так, как вы себе ее представляли. И это нормально. Еженедельная ревизия — это возможность отработать внутреннюю рефлексию и лучше понять свою продуктивность и мыслительные процессы. Это способ убедиться, что вы работаете в правильном направлении.

3 типа нетворкинга: почему важно выбрать свой

В недавней статье о нетворкинге я рассказал о первых шагах по созданию собственной сети — составлении списков сильных, слабых и «новых» связей (это люди, которых вы не знаете, но хотели бы познакомиться). Один этот шаг действительно может открыть глаза на то, насколько обширна ваша существующая сеть. У большинства людей она более масштабна, чем они думают. […] …

В недавней статье о нетворкинге я рассказал о первых шагах по созданию собственной сети — составлении списков сильных, слабых и «новых» связей (это люди, которых вы не знаете, но хотели бы познакомиться).

Один этот шаг действительно может открыть глаза на то, насколько обширна ваша существующая сеть. У большинства людей она более масштабна, чем они думают.

Это круто. Но нужно знать, что нужно сделать, чтобы построить сети и использовать их эффективно.

Но прежде чем ответить на вопрос «что нужно делать?», вам нужно принять одно критически важное решение: определить, к какому типу в плане нетворкинга вы относитесь. Как только вы это сделаете, все последующие шаги станут легкими и интуитивно понятными.

Существует 3 основных подхода к созданию сетей, и в каждом есть свои действия для их эффективного построения (и использования).

Тут можно провести аналогию с приготовлением пищи. Если вы хотите научиться хорошо готовить блюда итальянской, китайской или мексиканской кухни, то ваши действия будут зависеть от того, что именно вы решили приготовить.

Конечно, кулинарные навыки во многом похожи, но нет необходимости осваивать вок, если вы готовите итальянские блюда. И не нужно развивать навык укладки пасты, нацелившись на восхитительный мир мексиканской кухни.

Сегодня мы разделим абстрактный «нетворкинг» на три отдельные, конкретные категории, как бы мы сделали и с различными типами кухни.

Ни одна из этих категорий не лучше и не хуже, чем другая — так же как китайская еда не лучше мексиканской, — они просто разные. Каждая предполагает свои стили, свои цели и действия, в которых можно преуспеть.

Определившись со своим типом, вы можете перестать делать то, что для него не подходит. Вы можете убрать вок и взять форму для лазаньи, или наоборот. (Все, заканчиваю с пищевыми аналогиями прямо сейчас. Я голодаю, в этом все дело.)

1. Нетворкинг ради славы

Это самая маленькая группа, состоящая из настоящих художников и/или эксгибиционистов.

Это люди, которые не ставят деньги во главу угла прямо сейчас — да и вообще никогда не ставят, — потому что хотят привлечь внимание к работе, которую делают.

«Валюта», которую они жаждут, — это охват и узнаваемость. Деньги, видимо, должны появляться сами по себе.

Простой пример этой группы — люди, которым нужен 1 млн подписчиков в Instagram, или которые хотят, чтобы как можно больше людей подписалось на их подкаст со сказками, помогающими заснуть.

Конечно, они могут заработать дополнительные деньги или получить какую-то иную прибыль по мере увеличения охвата, но их цель не в этом. Их цель — внимание, потому что они хотят «быть очень значимыми» и чтобы их продукт охватил как можно больше людей.

Как выглядит успех для этой группы? Масса людей, обращающих на них внимание. И еще больше в перспективе. Деньги не обязательны или вторичны.

2. Нетворкинг ради богатства

К этому типу относится большинство владельцев бизнеса в мире, но в онлайн-сферах они ведут себя довольно тихо.

Это люди, которые хотят получить клиентов и покупателей, а не прославиться. Им нужны клиенты, чтобы оплатить счета или купить второй дом у озера.

Их валюта… это, собственно, деньги. Без славы вполне можно обойтись. Есть всего 10 человек на планете, которые знают про их существование, но это не мешает им зарабатывать деньги? Замечательно.

Простой пример — это бухгалтеры, которым нужен список клиентов, продавцы Etsy, которые просто хотят продавать свои изделия, редакторы, которым нужен постоянный поток книг для редактирования, независимые авторы, которым нужны заказы, достаточные, чтобы оплачивать счета каждый месяц.

Множество людей просто хотят получить доход. Если он идет из нескольких ключевых источников — клиентов, рекламодателей или другого поставщика, — им все равно. Им просто нужен доход.

Как выглядит успех для группы «нетворкинг ради богатства»: оплачиваемые часы или проданные продукты. Вот и все.

3. Нетворкинг ради славы и последующего богатства

Этот гибрид довольно распространен в онлайн-мире и существует с незапамятных времен. В этом лагере собрались люди, которые используют славу в качестве средства для обогащения. Для них все, что попадает в сферу видимости, служит средством для достижения цели.

Простые примеры включают в себя… ну, почти всех, кто занимается контент-маркетингом, подкастами или используют иные способы «быть на виду», чтобы повысить свой статус как эксперта.

Большинство действий в этой категории, как правило, распределяются между попытками поймать «крупную рыбу», которая может принести узнаваемость, и второстепенным нетворкингом с коллегами, партнерами и аудиторией.

Одни представители этого лагеря на самом деле получают удовольствие от игры, которую приходится вести. Другие воспринимают ее как неизбежное зло и будут заниматься этим только до тех пор, пока это необходимо для достижения финансовых целей.

Как выглядит успех для этой группы? Рост платформы + высокий коэффициент конверсии + много проданных товаров.

Вот почему так важно выбрать свой подход: поняв, в каком лагере вы находитесь, вы можете решить, что нужно делать, а что нет.

Если вы в группе «Нетворкинг ради славы», то вы можете отказаться от общения с широкой публикой и сосредоточиться на тесном взаимодействии с суперфанатами, которые будут всюду рассказывать, как круто то, что вы делаете.

Если вы среди тех, кто занимается нетворкингом ради богатства, смело откажитесь от контент-маркетинга и болтовни в социальных сетях, чтобы создать «привлекательность». Вы не пытаетесь сделать себе имя — вам нужно напрямую связаться с небольшой группой покупателей (или людьми, которые знают покупателей).

Если вы в третьем лагере, «Нетворкинг ради славы и (последующего) богатства», то можете сосредоточиться на общении с людьми, которые с радостью поделятся вашими знаниями и смогут поручиться за них. Возможно, вам стоит усилить свой контент и найти людей, которые могут поделиться им со своей аудиторией.

На каждом из этих направлений вам потребуется уделять внимание разным вещам.

Найдите минутку и подумайте, в каком лагере вы находитесь. И с этого момента держите это осознание в уме.

Вместо того, чтобы думать об абстрактном «нетворкинге», дайте ему одно из этих названий. Это поможет вам развить интуитивное понимание того, соответствует ли вашим целям тот или иной вид деятельности.

Нетворкинг дается легче, когда вы перестаете заниматься несовместимыми действиями.

Когда мы делаем что-то, что важно для достижения целей — что действительно синхронизировано с ними, — это дается намного легче. Нет этого внутреннего сопротивления, потому что мы видим истинную, реальную ценность этих действий.

Так что вот вам домашнее задание на сегодня: выберите лагерь. Обдумайте, какие нетворкинговые действия ценны для этого лагеря, а какие — пустая трата времени.

К черту комфорт! Как добиться повышения зарплаты

Людям немного неудобно говорить о деньгах. Наша культура не поощряет такие разговоры, хотя и делает их основной формой успеха. По данным опроса Wells Fargo, американцам более неприятно говорить о личных финансах, чем о политике, религии и даже смерти. Опрос также выявил гендерную разницу. «Половина женщин (50%) чувствует себя некомфортно в разговоре о личных финансах, а […] …

Людям немного неудобно говорить о деньгах. Наша культура не поощряет такие разговоры, хотя и делает их основной формой успеха. По данным опроса Wells Fargo, американцам более неприятно говорить о личных финансах, чем о политике, религии и даже смерти. Опрос также выявил гендерную разницу. «Половина женщин (50%) чувствует себя некомфортно в разговоре о личных финансах, а у мужчин только 38%». Красной нитью тут проходит мнение, что нам всем нужно больше говорить о деньгах.

Когда люди нервничают по поводу переговоров о зарплате, я предлагаю им подумать, кто контролирует деньги, которые они хотят. Это нужно, чтобы переосмыслить ситуацию и разговор. Пока вам неудобно, ваш босс, скорее всего, чувствует то же самое. Немного контекста: просьбу о повышении зарплаты должен получить тот, кто отвечает за вашу зарплату, а это, вероятно, не тот человек, с которым вы разговариваете напрямую. И эту просьбу нужно прояснить на нескольких разных уровнях. В такой ситуации человеку на другой стороне стола также часто не очень нравится этот разговор.

Перед переговорами о зарплате люди обычно изучают рынок и расспрашивают других людей, сколько они зарабатывают. Можно обратиться к друзьям и коллегам, если они готовы обсуждать подобные вопросы. Но когда дело доходит до конкретных обсуждений, основное внимание следует уделять сути вашей работы и аргументировать, почему вы достойны более высокой компенсации, независимо от того, сколько платят другим. Да, ваша просьба должна быть основана на исследовании рынка, но она должна опираться и на тот вклад, который вы вносите в общее дело. 

Мы почти никогда не обращаем внимание на деньги, которые приносит бизнес, если мы им не управляем. Я занимаюсь собственным бизнесом, поэтому могу говорить о цифрах, так как сама веду дела дни напролет. Это одна из причин, по которой переговоры о зарплате вести трудно. Если вы не работаете в сфере финансов или не работаете с финансами компании, вам будет трудно говорить о деньгах и вести переговоры, потому что вы редко это делаете. Опять же, невозможно просто «знать», как это делается: нет хороших моделей, никто не просто так не разговаривает о деньгах, потому что это личная и запретная тема. Но она должна быть раскрыта. Поэтому переговоры требуют много практики.

На переговорах вы можете сделать шаг назад, чего многие люди не осознают. Вы можете обдумать предложение и не торопиться с ответом. В тишине или раздумьях кроется огромная сила, и иногда ее можно использовать в своих интересах, заставив кого-то почувствовать себя некомфортно. Даже хорошо подвесить вопрос в воздухе и позволить человеку «переспать» с ним. Не нужно отвечать сразу, даже если вы просто этого не хотите.

Несколько примеров того, что вы можете сказать:

  • «Мне нужно подумать об этом, и я отвечу вам завтра».
  • «Мне нужно поспать с этой мыслью, я отвечу вам завтра».
  • «Можем ли мы пока сделать паузу и вернуться к этому вопросу на следующей неделе?»
  • «Я обдумаю это. Давайте обозначим срок ответа?»

Когда вы вступаете в переговоры, будьте готовы использовать цифры. Если вы можете заявить что-то вроде «Я принес X количество новых продаж, я активно отстаиваю интересы компании и зарабатываю деньги для бренда», это будет мощным заявлением на переговорах. Одно дело изучить рынок, и другое — показать, сколько вы на самом деле приносите в долларах. Ваш начальник будет рассматривать вас как единое целое — насколько хорошо вы работаете с другими людьми, как вы общаетесь с клиентами, вашу благовоспитанность и поведение на рабочем месте. Но часто самый важный фактор — количество денег, которые фирма получает благодаря вашей работе, поэтому не бойтесь использовать числа. С числами трудно спорить. Если вы можете доказать, что приносите компании больше денег, чем они платят вам, это будет отличной причиной для них платить больше.

Я говорю многим людям: переговоры о зарплате зачастую не носят личный характер, это деловые решения. Именно это я напоминаю людям, когда они нервничают по поводу переговоров. Самое мощное, что вы можете сделать — придерживаться фактов и избегать эмоций. Человек, сидящий на другой стороне стола, принимает деловое решение. Это не так цинично, как мне бы хотелось, но это правда. Они пытаются заполучить лучшего специалиста за наименьшее количество денег. Разве они хотят переплачивать? Почему бы им не попытаться заключить сделку?

Я вела переговоры о зарплате со специалистом, с которым хотела работать, но ее требования были выше моего бюджета на проект. Она сформулировала это так, что я поняла: я потеряю деньги, если не найму ее. Она показала мне все пути, которыми могла бы помочь мне в продвижении произведений и получении оплачиваемых выступлений. Я поняла, что не могу себе позволить потерять ее. Как вы догадались, я ее наняла.

Но, возможно, даже важнее слов уверенность, которой сопровождается ваша просьба. Возьмите пример с топ-менеджера и соучредителя TEDWomen Пэт Митчелл, которая, вспомнив о неудачных переговорах по зарплате, предложила занять такую позицию: «Я достаточно квалифицирована, чтобы просить именно это. Я права’».

Правдиво и недвусмысленно: формула идеального текста от Пола Грэма

Каким должно быть эссе? Многие люди скажут, что убедительным. Многих из нас учили, что эссе должно быть именно таким. Но я думаю, можно поставить более амбициозную цель: эссе должно быть полезным. Начнем с того, что оно должно быть правдивым. Но этого недостаточно. Правдивости легко добиться, если использовать расплывчатые формулировки. Это распространенный недостаток академического письма. Если […] …

Каким должно быть эссе? Многие люди скажут, что убедительным. Многих из нас учили, что эссе должно быть именно таким. Но я думаю, можно поставить более амбициозную цель: эссе должно быть полезным.

Начнем с того, что оно должно быть правдивым. Но этого недостаточно. Правдивости легко добиться, если использовать расплывчатые формулировки. Это распространенный недостаток академического письма. Если вы вообще ничего не знаете о проблеме, то не ошибетесь, сказав, что проблема сложная, что нужно учитывать множество факторов, что ошибочно воспринимать ее слишком упрощенно, и так далее.

Эти утверждения, хотя они и правдивы, ничего не говорят читателю. Полезные тексты содержат заявления настолько сильные, насколько возможно, чтобы они не были при этом ложными.

Например, более полезно сказать, что Пайкс Пик находится ближе к центру Колорадо, чем просто где-то в Колорадо. Но если я скажу, что он расположен точно в центре Колорадо, это будет слишком, потому что он стоит немного восточнее центра.

Точность и корректность подобны противостоящим силам. Легко удовлетворить одно, игнорируя другое. Обратная сторона размытого академического письма — смелая, но ложная риторика демагогов. Полезное сочинение — смелое, но правдивое.

Кроме того, эссе говорит людям что-то важное, что по крайней мере некоторые из них еще не знали.

Рассказать людям то, чего они не знали, не всегда значит удивить их. Иногда это означает сказать им то, что они подсознательно знали, но никогда не выражали словами. На самом деле эти идеи могут быть более ценными, потому что часто они более фундаментальные.

Итак, полезные тексты говорят людям что-то правдивое и важное, то, чего они еще не знали, и говорят это как можно менее двусмысленно.

Не стоит ожидать, что идея будет новой для всех. Любая ваша идея, скорее всего, уже появилась когда-то хотя бы у одного человека из 7 миллиардов жителей планеты. Достаточно, если идея будет новой для множества читателей.

То же самое касается правдивости, важности и силы. По сути, четыре компонента можно перемножить, как числа, чтобы получить оценку полезности. На мой взгляд, это очень упрощенный, но все же верный подход.

***

Как можно гарантировать, что ваши утверждения верны, новы и важны? Хотите верьте, хотите нет, но есть одна хитрость. Я узнал о ней от своего друга Роберта Морриса, который боится сморозить глупость. Его подход — ничего не говорить, если не уверен, что это стоит услышать. Иногда бывает трудно узнать его мнение по какому-либо вопросу, но если уж он его высказывает, то обычно это мнение верное.

Это означает, что, написав плохое предложение, вы не должны его публиковать. Нужно его удалить и попробовать снова. Часто приходится отказываться от четырех или пяти абзацев. Иногда от всего эссе целиком.

Нельзя ручаться, что каждая ваша идея хороша, но можно быть уверенными, что каждая опубликованная хороша, так как другие вы просто не публикуете.

Я обычно пишу первый черновик быстро, пробуя всевозможные идеи. Затем несколько дней занимаюсь тщательным переписыванием.

Я никогда не пытался посчитать, сколько корректив вношу в эссе, но уверен, что некоторые предложения я прочитал раз сто, прежде чем опубликовать. Обычно некоторые отрывки раздражают. Иногда потому, что написаны коряво, а иногда — так как я не уверен, что они корректны. Раздражение начинается подсознательно, но после десятого или около того прочтения я говорю «Тьфу, опять это» каждый раз, когда дохожу до этого момента. Это как колючка, за которую цепляется рукав, когда ты проходишь мимо. Обычно я не публикую эссе, пока не избавлюсь от таких моментов — пока не смогу прочесть весь текст без ощущения, что за что-то зацепился.

Иногда я пропускаю предложение, которое кажется корявым, если не могу придумать способ перефразировать его, но никогда сознательно не пропускаю фразу, которая кажется некорректной. Этого никогда нельзя делать. Если предложение кажется неправильным, все, что вам нужно сделать, это задаться вопросом, почему, и обычно у вас в голове уже есть замена.

В этом у авторов эссе есть преимущество перед журналистами. У нас нет дедлайнов. Можно работать над текстом столько времени, сколько нужно, чтобы отшлифовать его. Вообще не нужно публиковать эссе, если оно не получается. Ошибки, похоже, теряют мужество перед лицом врага с неограниченными ресурсами. Или так кажется. На деле же тут просто разные ожидания. Вы, как родитель, говорящий ребенку: «Мы можем сидеть здесь всю ночь, пока ты не съешь свои овощи». Правда, в этой ситуации вы — и ребенок тоже.

Я не говорю, что ошибки исключены. Например, я добавил пункт «с» в одну из статей после того, как читатели отметили, что я его пропустил. Но на практике можно избавиться почти от всех.

Как найти важную тему? У меня есть одна хитрость, которую я также предлагаю молодым основателям при поиске идей для стартапа: сделать то, что вы сами хотите. Можно стать посредником для читателя. Читатель не слишком отличается от вас, поэтому если вы напишете о том, что вам кажется важным, это, скорее всего, будет важно и для значительного числа читателей.

У важности есть два фактора — количество людей, для которых важна какая-то тема, и то, насколько она важна. Это не прямоугольник, а что-то вроде гребня, как сумма Римана.

Чтобы тема была новой, напишите о том, о чем вы много думали. Так вы тоже можете быть посредником для читателя. Все, что вас удивляет в какой-то теме, вероятно, также удивит значительное число читателей. И здесь, как с правильностью и важностью, вы можете использовать технику Морриса, чтобы убедиться, что так и будет. Если при написании эссе вы не узнали ничего нового, не публикуйте его.

Чтобы оценить новизну, вам нужно смирение, потому что признание новизны идеи означает, что раньше вы этого не знали. Уверенность и смирение часто рассматриваются как противоположности, но в этом случае, как и во многих других, уверенность помогает вам быть смиренными. Если вы знаете, что обладаете экспертными знаниями по какой-либо теме, вы можете свободно признать, что не знали чего-то, потому что можете быть уверены — большинство других людей тоже этого не знают.

Четвертый компонент полезного текста — сила — состоит из двух аспектов: разумного мышления и умелого использования оговорок. Они уравновешивают друг друга, как акселератор и сцепление в автомобиле с механической коробкой передач. Пытаясь уточнить формулировку идеи, вы соответствующим образом корректируете оговорки. Что-то, в чем вы уверены, вы можете сказать прямо, как я сделал с четырьмя компонентами полезного эссе. Моменты, которые кажутся сомнительными, следует подавать в виде предположений.

Уточняя идею, нужно стремиться к минимальному количеству оговорок. Но редко когда можно свести их к нулю. Иногда этого и не нужно.

Некоторые говорят, что оговорки делают тексты более слабыми. Например, что не нужно начинать предложение с фразы «Я думаю», потому что, если вы это говорите, то, конечно, вы так думаете. И это правда: «я думаю, что х» звучит более слабо, чем просто «х». И именно поэтому вам нужно это «я думаю». Для того, чтобы выразить свою степень уверенности.

Но оговорка может выражать множество вещей: насколько широко что-то применяется, как хорошо вы это знаете, насколько вы рады тому, что это так, даже то, как это можно было бы сфабриковать. Поэтому не стоит недооценивать оговорки. Это важный навык, а не просто какой-то налог, который вы должны заплатить, чтобы не сказать что-то неправильно. Так что учитесь и используйте его в полном объеме. Возможно, это не половина успеха при поиске хороших идей, но точно часть успеха.

Есть еще одно, к чему я стремлюсь при написании эссе: говорить как можно проще. Но я не думаю, что это компонент полезности. Тут вопрос в отношении к читателям. Так вы помогаете им понимать правильно то, что говорите. Ошибка более очевидна, когда выражается простым языком. Но я признаю, что пишу просто не только ради читателя или потому, что это помогает понять вещи правильно, а потому, что так я не использую слишком много вычурных слов. Они выглядят недостаточно элегантно — как слишком длинная программа.

Я понимаю, что некоторым людям хорошо дается витиеватое письмо. Но если вы не уверены, что относитесь к ним, старайтесь писать как можно проще.

***

Я считаю, что формула «важность + новизна + правильность + сила» — это рецепт хорошего эссе. Но я должен предупредить, что иногда это рецепт для того, чтобы свести людей с ума.

Корень проблемы — новизна. Люди не всегда бывают благодарны, когда вы рассказываете им то, чего они не знали. Иногда люди чего-то не знают потому, что не хотят этого знать. Обычно в связи с тем, что это противоречит каким-то их заветным убеждениям. Так что, если вы ищете новые идеи, хорошее место для этого — популярные, но ошибочные убеждения. Вокруг каждого распространенного ошибочного убеждения существует мертвая зона идей, которые относительно мало исследованы, поскольку противоречат ему.

Сильно выраженные тезисы могут только ухудшить дело. Если и есть что-то, что раздражает людей сильнее, чем противоречие их убеждениям, так это категорическое противоречие.

Плюс, если вы использовали технику Морриса, ваш текст будет казаться довольно уверенным. Возможно, оскорбительно уверенным для людей, которые с вами не согласны. И вы на самом деле уверены в этом, ведь вы публикуете только то, в чем не сомневаетесь. Людям, которые с вами не согласны, покажется, что вы никогда не признаете свою неправоту. На самом деле вы постоянно признаете, что ошибаетесь. Вы просто делаете это до публикации, а не после.

И если ваш текст максимально простой, это тоже ухудшает ситуацию. Краткость — это склонность к управлению. Если посмотреть, как кто-то подает нежелательные новости с более слабой позиции, можно заметить, что они чаще используют много слов, чтобы смягчить удар. А быть кратким означает быть грубым в той или иной степени.

Иногда полезно преднамеренно сформулировать утверждения более слабо, чем вы в действительности имеете в виду. Написать «возможно» перед чем-то, в чем вы абсолютно уверены. Но обычно авторы при этом как бы подмигивают.

Я не часто это делаю. Это банально — использовать иронический тон для всего эссе. 

Можно подумать, что если приложить максимальные усилия, эссе будет неуязвимо для критики. Это в каком-то смысле так. Оно будет неуязвимо для реальной критики. Но на практике это мало утешает.

На деле сила полезного текста делает его особенно уязвимым к тому, что его неправильно поймут. Если вы выразили идею как можно сильнее, не делая ее ложной, все, что нужно сделать кому-то другому — немного преувеличить то, что вы сказали, и теперь она уже ложная.

Большую часть времени люди делают это неосознанно. Одна из самых удивительных вещей, которые вы обнаруживаете, начиная писать эссе, заключается в том, что люди, которые не согласны с вами, редко не соглашаются с тем, что вы на самом деле написали. Они интерпретируют ваши слова и не соглашаются с собственной трактовкой.

Можно попросить человека, который это делает, процитировать конкретное предложение или отрывок, которые он считает неправдой, и объяснить, почему. Но увы, это у людей никогда не получается. 

Нужно ли предвосхищать возможные неверные интерпретации? Да, если речь идет о таких интерпретациях, которые может допустить умный и доброжелательный человек. На самом деле иногда лучше сказать что-то немного вводящее в заблуждение, а затем поправиться, чем пытаться сформулировать все правильно с первого раза.

Но я не думаю, что вы должны явно предупреждать неправильное толкование в самом тексте. Эссе — это место встречи с честными читателями. Не нужно ставить решетки на окнах, чтобы защититься от жуликов. Можно в заключительных примечаниях оговорить возможные неверные толкования. Но не думайте, что вы можете предугадать их все. Люди весьма изобретательно искажают чужие слова, когда им говорят то, что они не хотят слышать, а также придумывают обоснования для того, что им хочется сказать, хоть они и знают, что не стоит этого делать.

***

Как и с большинством других занятий, способ научиться лучше писать — это практика. Но как начать? Теперь, когда мы изучили структуру полезных текстов, мы можем перефразировать этот вопрос более точно. Какое ограничение снимать сначала? Первая важная составляющая: количество людей, которым небезразлично то, что вы пишете.

Если сузить тему, то можно найти ту сферу, где вы можете выступить экспертом. Напишите сначала о ней. Если есть всего десять читателей, которым это интересно, это нормально. Вы им помогаете. Позже вы сможете расширить круг тем, о которых пишете.

Есть другое ограничение, которое можно сразу ослабить: публикация. Написание эссе не обязательно означает публикацию. Это может показаться странным, поскольку сейчас принято публиковать каждую случайную мысль, но у меня такой подход. Я пишу в блокноте наброски для эссе в течение 15 лет. Я не публиковал их, даже не планировал. Я писал их, чтобы прояснить что-то для себя. Но когда появился интернет, я был уже готов.

Кстати, Стив Возняк делал то же самое. В старших классах он рисовал компьютеры на бумаге для развлечения. Он не мог собрать их, потому что у него не было денег на комплектующие. Но когда Intel выпустила 4K DRAM в 1975 году, он был готов.

***

Сколько же эссе осталось написать? Ответ на этот вопрос, пожалуй, самая захватывающая вещь, которую я узнал о написании эссе. Осталось написать почти все.

Хотя эссе — старый жанр, его использовали не так уж активно. В эпоху печатных изданий публикация стоила дорого, и на такое количество эссе не было спроса. Вы можете опубликовать эссе, если уже хорошо известны благодаря другим произведениям, например, романам. Или можно писать рецензии на книги, чтобы выразить свои собственные идеи. Но на самом деле не было прямой дороги к тому, чтобы стать эссеистом. Это означало, что эссе было написано немного, а те немногие, что были написаны, посвящены узкому кругу вопросов.

Теперь, благодаря интернету, дорога есть. Любой может опубликовать эссе в интернете. Вы начинаете наощупь, но по крайней мере, вы можете начать. Не нужно чье-либо разрешение.

Иногда случается, что какая-то область знаний годами не проявляет активности, пока какие-нибудь изменения не доводят ее до взрыва. Так случилось с криптографией и теорией чисел. Интернет делает то же самое с эссе.

Впечатляет не то, что много о чем можно еще написать, а то, как много предстоит открыть. Есть определенный тип идей, которые лучше всего обнаруживаются при написании эссе. Если большинство эссе все еще не написано, то и большинство таких идей все еще не открыто.

Дорогое удовольствие: как правильно просить прощения

Ученые сожалеют о том, что извинения сложно исследовать. Новые открытия в этой сфере появляются редко, потому что исследования сложно спланировать, и они мало чем отличаются от попыток определить, испытывают ли дятлы головную боль, или вскипятить океан. Синди Франц, социальный и экологический психолог в колледже Оберлин в американском штате Огайо, пыталась это изменить. «Однажды я пыталась […] …

Ученые сожалеют о том, что извинения сложно исследовать. Новые открытия в этой сфере появляются редко, потому что исследования сложно спланировать, и они мало чем отличаются от попыток определить, испытывают ли дятлы головную боль, или вскипятить океан.

Синди Франц, социальный и экологический психолог в колледже Оберлин в американском штате Огайо, пыталась это изменить. «Однажды я пыталась провести исследование, в котором участника обижали в лаборатории, но это было очень сложно по этическим причинам, — говорит она. — Мы не могли нанести кому-то травму».

Часто именно это заставляет исследователей, которые хотят изучать извинения, почесать в затылке: насколько сильно с этической точки зрения можно обидеть участников исследования, чтобы потребовались серьезные извинения? Пока все сводилось в основном к гипотетическим вопросам («Представьте, что Сэм только что переехал вам ногу на машине»), либо к воспоминаниям, которые, как известно, предвзяты и могут быть ошибочными («Расскажите, как вы извинялись перед мамой»). Все это еще более осложняется культурной спецификой извинений.

Тем не менее, ниша новых исследований все-таки существует. Среди исследователей, которые нашли способ обойти трудности, психолог из университета Кобе Йосукэ Оцубо. Он провел дюжину лет, изучая извинения по всему миру, и в конце прошлого года опубликовал пятую из шести статей с важными инструкциями. Принося извинения, лучше преподнести дорогой подарок. Например, корпорация, которая обманула клиентов, может вручить им дорогие подарочные сертификаты, а обычный человек может извиниться за несостоявшееся свидание, сказав: «Я собираюсь отменить поездку в эти выходные и провести субботу вместе с тобой».

Извинительные подарки стары, как мир. Неожиданный вывод Оцубо гласит, что смысл подарка не в том, чтобы обогатить получателя.

«Мои исследования показывают, что важна цена, которую понесет виновник», — говорит он. Подарок должен ударить по провинившемуся. Работа Оцубо показывает, что это относится как к группам, так и к отдельным людям, к извиняющимся как частно, так и публично, в таких странах, как США, Южная Корея, Нидерланды, Индонезия, Чили, Япония и Китай. Он приводит пример известной японской певицы, которая в качестве извинений перед поклонниками за внебрачные отношения сбрила свои длинные волосы. Скандальный жест, который продемонстрировал, насколько она ценит свою карьеру и поклонников, и что она «вряд ли совершит это снова».

Для тех из нас, кто привык просто говорить «О, мне очень жаль», это изменение парадигмы: цель извинения состоит не в том, чтобы извиниться и объяснить прошлое, а в том, чтобы показать ценность отношений и извлеченные уроки, убедительно пообещав, что плохое поведение не повторится (подарок слишком дорогой, чтобы дарить его дважды).

Восстановление уважения

Помимо подарков, общие правила извинений просты, говорит заведующая кафедрой коммуникации Гавайского университета в Маноа Эми Эбесу Хаббард: принять ответственность, признать вред и страдания, пообещать исправиться и подчеркнуть искренность. Обязательно должны прозвучать слова «извините» и «мне жаль». При незначительных проступках все компоненты не обязательны.

Еще одно недавнее исследование, опубликованное в Журнале Американской ассоциации маркетинга, добавляет новый совет: начните со слова «спасибо», особенно при не слишком серьезных проступках.

«Сначала скажите «Спасибо за понимание» или «Спасибо за терпение» вместо «Извините за ожидание», — говорит ведущий автор исследования, профессор маркетинга Фишерского бизнес-колледжа в штате Огайо Сяоян Дэн, которая провела семь исследований с участием американских и китайских студентов, а также работников Amazon, переживших неудачные ситуации с обслуживанием, например, задержки в ресторане, с заказами и опоздания на встречи. «Высоко оценивая их вклад, вы повышаете их самооценку. Это повышение самооценки приводит к повышению уровня удовлетворенности». Она также предлагает не пересказывать свою оплошность, так как это лишь закрепляет ее в воспоминаниях людей. Вместо этого просто косвенно признайте ее.

Как показывает опыт, благодарности и извинения лучше всего работают в тандеме, говорит Франц из колледжа Оберлин. «Быть ценным для других людей — это основная психологическая потребность, и это помогает восстановить самооценку, — говорит она. — Благодарность связана с восстановлением уважения, а извинения — с тем, какими будут отношения впоследствии».

Эту позицию поддерживает работа профессора бизнес-администрирования Гарвардской школы бизнеса Элисон Вуд Брукс. Брукс с коллегой изучают извинения на слушаниях об условно-досрочном освобождении осужденных за разные преступления, от превышения скорости и заканчивая убийствами. Она обнаружила, что извинения с обещанием хорошего поведения в будущем более эффективны, в то время как извинения с объяснениями причин произошедшего — наоборот, не работают.

Например, комиссия по условно-досрочному освобождению не хочет слышать: «Я села за руль пьяной, потому что устала и хотела уйти, и я несу полную ответственность за это ошибочное решение». Они хотят услышать: «Я планирую посещать собрания анонимных алкоголиков каждый вторник и пятницу, а по воскресеньям ходить в спортзал с моим поручителем». По словам Брукс, «следует избегать объяснений или оправданий за прошлые проступки».

Время тоже имеет значение. Широко цитируется почти 20-летнее исследование Франц о времени принесения извинений. «Цель извинения состоит в том, чтобы помочь пострадавшему почувствовать, что его услышали и поняли, и убедить его в том, что нарушитель не собирается сделать это снова», — говорит Франц. Таким образом, стоит извиниться до того, как пострадавший взорвется.

Навыки для нового мира: как строить карьеру в эпоху посткоронавируса

Последствия пандемии COVID-19 для мировой экономики и жизни людей оказались разрушительными. Массовая безработица идет рука об руку с экспоненциальным ростом государственного долга, что, в свою очередь, ограничивает помощь безработным и увеличивает налоговое бремя для бизнеса и большинства граждан. Фундаментальная задача — понять, как улучшить перспективы трудоустройства людей в этой ситуации. Главным будет определить и развивать […] …

Последствия пандемии COVID-19 для мировой экономики и жизни людей оказались разрушительными. Массовая безработица идет рука об руку с экспоненциальным ростом государственного долга, что, в свою очередь, ограничивает помощь безработным и увеличивает налоговое бремя для бизнеса и большинства граждан. Фундаментальная задача — понять, как улучшить перспективы трудоустройства людей в этой ситуации.

Главным будет определить и развивать правильные навыки для этого нового мира. Изменения в бизнесе и в характере работы, ускоряющиеся из-за технологий и демографии, затронут четыре конкретные группы людей на разных этапах их карьеры. Понимание этих тенденций поможет лучше адаптироваться к изменяющейся обстановке и даже вселить уверенность в тех, кто не может справиться с последствиями технологических изменений и шоком пандемии.

Первая группа — это молодежь: те, кто только что закончил университет, чьи перспективы получить работу сейчас сомнительны из-за рецессии, и те, кому предстоит выплачивать студенческий долг. Вторая группа — это работники среднего звена, на которых давят различные финансовые обязательства и потенциальная потеря работы во время экономического спада. Они чувствуют, что не готовы адаптироваться к скорости технологических изменений. Третья группа — это те, кто близок к пенсионному возрасту, у кого нет достаточно сбережений или надежного пенсионного плана, а значит, им придется работать и дальше.

Четвертая группа — это работники, которые находятся на периферии профессии: те, кто всегда еле сводил концы с концами и чьи перспективы трудоустройства сейчас меньше, чем когда-либо. В условиях рецессии они сталкиваются с еще более серьезными проблемами — доступ к жилью и пропитанию. Во многих странах это потребует вмешательства властей, этим людям будет нужна поддержка в приобретении новых навыков.

Но есть надежда для всех четырех групп.

Забудьте про карьерную лестницу

Карьерной лестницы в ее традиционной форме уже нет, и изменения будут только ускоряться из-за кризиса COVID-19. Людям не нужно будет выбирать профессию или карьеру: они должны понять, какие проблемы им нравится решать больше всего, и развивать необходимые для этого навыки, потому что решение проблем — это универсальный навык, который от технологий не зависит.

В этом контексте платформа — это место, где люди изучают новые, ориентированные на будущее навыки и с удовольствием работают над набором интересных проблем. Таким образом они получают больше вариантов развития карьеры. Предположим, требуется решить, какой энергетический баланс поможет окружающей среде и поддержит бизнес. Чтобы ответить на этот вопрос, потребуются люди, обладающие знаниями химического производства, а также те, кто умеет работать с концепциями, хорошо разбирается в коммуникациях и знает, как использовать современные информационные каналы. Многие из этих навыков можно использовать для решения аналогичных проблем, таких как создание экологически чистых, но сверхпрочных пластиков.

В будущем карьера будет состоять из переходов с платформы на платформу, и люди будут применять определенный предметный опыт и возможности решения проблем по мере необходимости. В некоторых компаниях руководители начали понимать это. Вместо того, чтобы рассматривать персонал как набор должностных обязанностей, они сосредоточиваются на совокупности навыков и способностей, которыми обладают их сотрудники. И если у сотрудников нет навыков и способностей, которые необходимы сейчас, лидеры должны найти способы развить их посредством повышения квалификации.

Определение этого набора навыков помогает как работникам, так и работодателям определить возможности карьерного роста или повышения квалификации. Это означает, что больше внимания стоит уделять поиску работы в местных бизнес-сообществах, поскольку крупные корпорации пересматривают свои кадровые модели и нанимают меньше людей — не только чтобы сократить расходы, но и чтобы обеспечить большую физическую дистанцию между людьми, работающими в одном месте, как минимум в краткосрочной перспективе. 

Идея локализации находит параллель в концепции «размасштабирования»: крупные промышленные организации делятся на части и реструктурируются, чтобы стать более легкими, персонализированными, распределенными и устойчивыми. «Размасштабируемость» дает молодежи возможность по-новому взглянуть на старые отрасли.

Те из нас, кто работает много лет, изначально думали о карьере как о векторе, с линейными шагами вверх по лестнице. Но эта концепция должна измениться, поскольку люди — как работники, так и работодатели — пытаются понять, как навыки, полученные в одной отрасли (которая может испытывать трудности), можно применить в другой. Я называю это гибкой смежностью.

Вот пример из моей карьеры. В академическом мире я развивался линейно — от научного сотрудника до профессора и декана. Но две мои самые интересные позиции — предприниматель, а затем корпоративный лидер, — не имели к этому пути никакого отношения. В 2000 году я основал компанию Duke Corporate Education, предлагавшую обучение для руководителей, и стал ее генеральным директором. Сегодня я глобальный руководитель PwC в области стратегии и лидерства. Это были не естественные шаги по академической лестнице. Тем не менее, это те должности, на которых я больше всего узнал, получил больше всего удовольствия, и где я увидел ценность своих талантов в смежных областях.

Люди, чья карьера близится к концу, но у которых нет сбережений (или пенсионного плана) для комфортного выхода на пенсию, возможно, должны взглянуть на свои навыки и попытаться найти смежные возможности. Это потребует взглянуть на свои достижения в новом свете.

Реализация в смежных сферах должна также быть интересна тем, кто сегодня находится на периферии профессии, потому что это расширяет возможности. Работникам не потребуется резюме с определенным карьерным профилем, если они смогут показать, что обладают навыками, пригодными для выполнения поставленных задач. И эти новые навыки можно изучить на любом этапе жизни, если такая возможность доступна и люди готовы приложить усилия.

STEM — ваш друг

Сотрудники не обязательно должны быть специалистами по STEM (наука, технология, инженерия, математика), но всем нужно четко понимать, как определенные технологии и технические навыки вписываются в выбранную платформу. Сама идея, что технические навыки не связаны с другими знаниями, устарела. В особенности молодые работники должны делать все возможное, чтобы стать технически подкованными гуманитариями: у них должны быть и технические знания, и навыки решения проблем.

То же самое относится и к сотрудникам среднего звена, у которых есть дополнительный плюс в виде многолетнего опыта работы: старайтесь не отставать от технологических изменений, но относитесь к ним не как технический специалист, а как человек, который может использовать технологические инструменты. Все больше и больше людей должны будут учиться работать с технологиями — включая дронов, роботов и роботизированные процессы.

Несите ответственность за свой профиль и сеть контактов

Представителям цифрового поколения принцип ответственности за свою сеть и профиль может показаться очевидным. Все, что мы делаем, будет каким-то образом запечатлено в цифровом виде — как в профессиональной, так и в социальной среде. Важно все, что вы публикуете, и то, как вы представляете себя вовне: это основа вашего нетворкинга. Изменение характера работы, в том числе тот факт, что люди часто меняют работу или работают по разным типам соглашений, потребует умения составить убедительный профиль, и рассказать о себе коллегам и потенциальным партнерам.

Здесь ваша платформа найдет свое внешнее представление — где вы можете объединить свои различные таланты, навыки, способности и интересы, чтобы представить их потенциальным работодателям, наставникам и другим людям, с которыми вы будете работать. Это нужно будет делать на всех этапах своей карьеры, повышая квалификацию и расширяя богатство своего профиля.

Также нужно строить свою сеть и в цифровом, и в физическом плане (когда это снова станет возможным). Если вы хотите сменить работу, вам следует придумать, как попасть в окружение людей, которые уже занимаются тем, к чему вы стремитесь, и завести новые контакты.

Сильный профиль и обширная сеть также помогают тем, кто начинает собственный бизнес. Больше всего от пандемии пострадал малый бизнес, но этот сектор вынужденно обновится, что приведет к росту числа предпринимателей. И люди, которые были традиционными «белыми воротничками», также задумаются о создании собственной компании, если не смогут найти работу. Возраст — не помеха. Стартапы, основанные людьми в возрасте от 40 до 50 лет, часто более успешны, чем те, что основаны молодыми людьми. Опыт окупается.

Необходимость порождает изобретательность

Даже в хаотичной, рушащейся экономике нужно искать решения — заново придумывать себя и свою экономическую опору. Оценивая, как COVID-19 повлиял на их карьеру, общество и местную экономику, люди должны задаться вопросами: «Что мне всегда хотелось делать? Что у меня хорошо получается? Какие возможности есть для людей с таким опытом, как у меня?» Не ограничивайтесь работой, которую вы всегда делали, особенно если это что-то, что можно значительно улучшить с помощью правильного сочетания технологий и человеческой изобретательности и дать потребителям или компаниям более качественные продукты, услуги или опыт.

Оставайтесь открытыми для возможностей и перспектив цифровой эпохи — даже на фоне сегодняшней неопределенности. Очень полезно сохранять любопытство, а не бояться того, что грядет. А непрерывное обучение принесет успех в любой сфере деятельности.

Как я 5 месяцев записывала каждую минуту своей жизни и что мне это дало

Двадцать четыре часа, 1440 минут, 86 400 секунд. Даже учитывая восемь часов сна, у нас остается почти 1000 минут на остальную деятельность. И все же часто к концу дня я чувствую, что сделала далеко не все, что было важно. Как хомячок в колесе — ты бежишь, бежишь, но это бег в никуда. Время — деньги, […] …

Двадцать четыре часа, 1440 минут, 86 400 секунд. Даже учитывая восемь часов сна, у нас остается почти 1000 минут на остальную деятельность. И все же часто к концу дня я чувствую, что сделала далеко не все, что было важно. Как хомячок в колесе — ты бежишь, бежишь, но это бег в никуда. Время — деньги, эффективность — жизнь!

Когда мы слишком зацикливаемся на ежедневном списке дел и прогрессе в достижении целей, дни сливаются в одну монотонную кучу. Задумайтесь, разве так выглядит полноценная жизнь?

Если я буду без конца читать все эти новые статьи и книги о том, как «наладить свою жизнь», будет ли у меня время делать что-то действительно важное? Но если не планировать и не стараться быть максимально продуктивной, как преодолеть черную полосу в жизни?

В лучших традициях прокрастинации я смотрела случайные видео на YouTube, чтобы избежать экзистенциального страха от реальных действий. Однажды я наткнулась на видео BuzzFeed, в котором участники отслеживали почти каждую минуту своей жизни в течение недели. Меня поразили слова одного из них:

«Если деньги достаточно важны, чтобы следить за ними, а время — деньги, то почему вы не следите за временем?»

Почему мы этого не делаем? Чтобы понять, как быть продуктивнее, почему бы не начать с самого начала и не выяснить, на что мы тратим свои минуты и часы? Моя неэффективность связана с тем, что я трачу на какие-то вещи больше времени, чем нужно. Мне нужно выяснить, что это за вещи, чтобы я могла, наконец, сделать каждый свой день более значимым и полезным.

Так начался мой пятимесячный эксперимент по тщательному отслеживанию времени. До минуты, если быть точной. Ребята из BuzzFeed использовали приложение Now Then Pro, так что я тоже его использовала (в то время оно было бесплатным, но с тех пор стало платным). Чтобы следить за временем, я классифицировала свои ежедневные задачи и отмечала каждую категорию в приложении, чтобы запускать и останавливать задачи.

В связи с родом моих занятий у меня не всегда была возможность сразу сделать отметку в телефоне — например, сразу после работы с культурами раковых клеток и токсичными химическими веществами. Так что отследить время с точностью до 100% было сложно.

Хотя я постоянно ругалась на то, как неудобно следить за временем, этот процесс приносил мне утешение, так как я делала что-то для своего самосовершенствования. И он принес невероятно приятные результаты — только посмотрите!

1. Найдите свой «поток» и оптимизируйте

Хотя с тех пор, как я окончила университет, прошло два года, иногда я ложусь спать очень поздно, будто завтра не наступит. В результате все попытки оптимизировать концентрацию и производительность на работе и в личных проектах проваливаются, потому что мой циркадный ритм колеблется и попутно подавляет ощущение потока.

За эти пять месяцев я экспериментировала с различными графиками работы/сна/физических упражнений и обнаружила много полезных закономерностей.

Например: (а) я всегда испытываю спад во второй половине дня сразу после обеда; (б) когда я занимаюсь физическими упражнениями рано утром, я могу больше сделать на работе и лучше сплю ночью; (в) если я делаю перерыв после того, как проработала больше часа, то оставшееся рабочее время можно считать испорченным, потому что я не могу сосредоточиться.

Чтобы найти поток, попробуйте вспомнить свою типичную неделю (или отслеживать время, как я) и определить, когда вы продуктивнее всего, когда совсем не способны сосредоточиться и когда вы активнее всего физически.

Учитывая все это, я поняла, что нужно перенести тренировки на ранние утренние часы, распланировать перерывы так, чтобы не перегружаться, и не назначать интенсивные встречи сразу после обеда. Моя производительность взлетела до небес.

Осознав, как время и производительность соотносятся друг с другом, вы можете внести изменения, которые вам реально подходят, а не только те, что выглядят правильными. Попробуйте планировать свое расписание вокруг пиков и спадов, чтобы каждое утро начинать наилучшим образом, не тратя слишком много времени на поиск опоры.

2. Нет мотивации? Стремитесь быть на 10 минут лучше, чем вчера

Есть множество полезных советов, как найти мотивацию, но, по иронии судьбы, стандартные приемы в итоге отползли куда-то на дальний план и не давали мне никакого вдохновения и мотивации. Что разжигало мой огонь во всем этом процессе, так это позволение не торопиться с прогрессом и сосредоточиться на том, чтобы делать постепенные шаги.

Вы вчера потратили 10 минут, отвечая на несрочные электронные письма? Нет проблем, сегодня выделите на 10 минут больше времени, чтобы спланировать работу на завтра. Мне не нужно стать гуру продуктивности за один вечер — просто сегодня мне нужно провести 10 минут более осмысленно, чем вчера.

Это легкая задача даже для меня, возможно, самого ленивого человека в мире.

Процесс отслеживания времени заставил меня задуматься, трачу ли я свое время на достижение целей и могу ли отрегулировать это. Стремитесь сделать сегодняшний день чуть-чуть лучше, чем вчерашний, и эти крошечные изменения станут большим шагом к вашему самосовершенствованию.

3. Принимайте отвлекающие факторы и используйте их в своих интересах

Раньше я ругала себя за то, что размышляю во время работы о чем-то постороннем. Все хорошо в меру, в том числе и дисциплина. Попытка исключить все соблазны и совсем не отвлекаться может привести к обратному эффекту. Чем сильнее сопротивление, тем выше вероятность, что вы в конечном итоге сломаетесь.

Чтобы этого не случилось, я принимаю существование отвлекающих факторов и использую их в качестве подсказок, как изменить положение вещей.

Сейчас я собираю данные для своей диссертации, этим в основном и загружен мозг. Вместо того, чтобы продираться сквозь текущую задачу после того, как я отвлеклась на уведомления телефона или что-то еще, я делаю паузу и переключаюсь на что-то не слишком тяжелое для мозга.

Для меня это вязание! Я вяжу столько времени, сколько нужно, чтобы перегруппировать свои мысли, а затем погружаюсь обратно в то, чем занималась до переключения.

Переключение с работы на вязание пробуждает во мне амбидекстра и в то же время дает мозгу передохнуть. Вы можете выбрать для себя что-то иное — предпочтительно не связанное с работой, — что даст нагрузку на разные мышцы, интеллектуальные или физические.

4. Старайтесь делать это, даже если очень не хочется

Это может быть что угодно — пойти спать раньше часа ночи, тренироваться каждый день… Делайте это достаточно долго, чтобы оно вошло в привычку.

Когда я привыкала тренироваться ранним утром, я делала упражнения в 6 часов утра в течение месяца. Конечно, первые две недели я чувствовала себя несчастной. Я каждый раз проклинала себя за это. Но я не сдавалась и заставляла себя продолжать, и это стало частью моей рутины. Теперь кажется, что день идет не так, как надо, если я не потренировалась утром.

Важна последовательность.

Отслеживая свое время, я была ответственна только перед самой собой. Никто, кроме меня, не видел, что я валяла дурака на Reddit целый час, но я стыдилась записывать этот час в список растраченного времени.

Мучительная боль от созерцания потраченной впустую жизни стала более эффективным мотиватором, чем я когда-либо думала. Это вынудило меня держать себя под контролем независимо от того, насколько сильно мне этого не хотелось. Таким образом я неосознанно практиковала последовательность и была сосредоточена как никогда.

5. Никакой многозадачности при управлении временем

Это может звучать слишком громко, но я думаю, что многозадачность — это ужасный миф. У мозга нет щупальцев, чтобы одновременно извлекать и обрабатывать разную информацию. В результате многозадачность сводится к тому, что мы переключаем внимание с одного объекта на другой со скоростью молнии, а это полная противоположность производительности.

«Люди, кажется, лучше всего проявляют себя, когда глубоко погружены во что-то сложное».
— Кэл Ньюпорт, «В работу с головой»

Занимаясь отслеживанием, я старалась уделять как можно больше качественного времени одной задаче за один раз. Сначала я делала это просто потому, что не могла каждый раз делать отметки в телефоне для каждого занятия, но позже это помогло мне выделять для каждой задачи время, которого она заслуживает.

Со временем моя концентрация становилась сильнее, и я больше не испытывала соблазна перемежать важные задачи, достойные глубокой работы, с относительно более легкомысленными занятиями.

Нельзя достичь совершенства, пробегаясь по поверхности. Мы неизбежно будем что-то откладывать, делать что-то недостаточно хорошо, если не будем тратить достаточно времени на размышления. Я понимаю, что у каждого человека есть любимый способ выполнения задач, но я призываю вас замедляться и быть внимательнее.

Вывод

Было ли для меня отслеживание времени хорошим опытом? Абсолютно. Когда в конце дня я просматривала свой дневник времени и видела, что провела день хорошо, я засыпала с улыбкой, зная, что заслужила отдых, а завтра настанет новый день для новых побед.

Я все еще сильно одержима отслеживанием времени? Нет. Меня сводила с ума необходимость хвататься за телефон сразу после пробуждения, чтобы переключить категорию со сна на утреннюю рутину.

Но я научилась быть более внимательной к тому, как я провожу свой день, и уделять время вещам, которые действительно делают мою жизнь более ценной.

Даже если вы не отслеживаете свое время, все равно стоит регулярно проверять общие тенденции, как вы используете время. Оценивать, как ежедневное функционирование помогает вам стать лучше и нужно ли перестраиваться. Я планирую проводить такие проверки каждые четыре месяца. Присоединяйтесь ко мне!

Необходимость считать каждую минуту жизни целых пять месяцев вначале казалась мне сумасшедшим экспериментом. Однако он изменил не только то, как я использую свое время, но и то, как я оцениваю свою жизнь в целом.

Отслеживаете ли вы свое время или нет, обращайте внимание на те вещи, что имеют значение. Удачи!