Исследование: понимают ли люди последствия глобальных катастроф?

Представьте себе, что завтра катастрофа уничтожит 99% населения мира. Это не тот сценарий, которого мы бы хотели — очевидно, что мирное и продолжительное существование предпочтительнее. А теперь представьте, что катастрофа убивает всех, уничтожает человеческую расу. Большинство из нас оценило бы это как еще худшее событие. Но как мы смотрим на относительную серьезность этих разных возможностей? […] …

Представьте себе, что завтра катастрофа уничтожит 99% населения мира. Это не тот сценарий, которого мы бы хотели — очевидно, что мирное и продолжительное существование предпочтительнее. А теперь представьте, что катастрофа убивает всех, уничтожает человеческую расу. Большинство из нас оценило бы это как еще худшее событие.

Но как мы смотрим на относительную серьезность этих разных возможностей? Больше ли разница между тем, что ничего не произойдет и гибелью 99% людей — и между уничтожением 99% и 100% населения?

Этот мыслительный эксперимент был впервые поставлен философом Дереком Парфитом, который думал, что большинство людей ответит, что в первом случае разница больше. В конце концов, переход от обычного течения жизни к почти полному уничтожению — большой шаг. Он, с другой стороны, считал, что во втором случае разница намного больше: даже если выживет лишь крошечная часть людей, цивилизация может продолжаться миллионы лет, но если человечество будет стерто с лица Земли, все будет кончено.

Новое исследование, опубликованное в Scientific Reports, показало, что, как и предсказывал Парфит, большинство людей, похоже, не разделяют его взгляд на вымирание человечества как на «однозначно плохую» катастрофу — пока их не вынуждают выйти за пределы своих внутренних чувств и поразмышлять над тем, что означает вымирание в долгосрочной перспективе.

Сначала Стефан Шуберт и его коллеги из Оксфордского университета узнали мнение 183 американцев о вымирании человечества. Почти 80% посчитали, что это плохо. Также участники твердо согласились с тем, что вымирание человека нужно предотвратить и у нас есть моральное обязательство сделать это.

Затем исследователи представили пять вариантов мыслительного эксперимента Парфита 1251 британцу. Первой группе было предложено оценить следующие три сценария:

(А) Катастрофы не случается.

(B) Происходит катастрофа, которая немедленно убивает 80% населения мира.

(C) Происходит катастрофа, которая немедленно убивает 100% населения мира.

Большинство участников оценили A как лучший сценарий и C — как худший.

Затем исследователи спросили участников: «Если оценивать нежелательность результата, в каких вариантах разница больше: между A и B или между B и C?» Менее четверти ответили, что разница между B и C больше, то есть «большинство людей не считают вымирание однозначно плохим».

Исследователи предполагают, что люди инстинктивно сосредоточиваются на непосредственных жертвах катастрофы, и скачок числа жертв с 0% до 80% кажется большим, чем с 80% до 100%. Поэтому для еще двух групп авторы доработали сценарии, чтобы побудить участников уделять меньше внимания тому, что погибнут миллиарды людей. В одном варианте участникам сообщили, что катастрофа стерилизует людей, а не убивает их, а в другом — что катастрофа влияет на зебр, а не на людей. В этих случаях около 45% оценили вымирание как однозначно плохое событие (то есть оценили разницу между B и C выше, чем между A и B) — значительно больше, чем в первой группе.

Наконец, когда участников поощряли сосредоточиться на долгосрочных последствиях сценариев, еще больше людей посчитали вымирание однозначно плохим. Одну группу намеренно попросили обратить внимание на тот факт, что сценарий вымирания не оставил бы человечеству никакого будущего, а другой группе сказали, что если 80% людей умрут, оставшееся население восстановится и продолжит формировать утопическое общество. При таких условиях более 3/4 участников оценили разницу между B и C как самую большую.

В целом результаты показывают, что хотя мы и считаем, что вымирание человечества — это плохо, но соглашаемся с тем, что вымирание — гораздо худший результат, чем любой другой, только когда задумываемся о ближайших, краткосрочных последствиях. Это подтверждается дополнительным открытием, что люди чаще высоко оценивают разницу между вариантами B и C, если набрали больше баллов в тесте на «когнитивное отражение» — способности преодолевать интуицию и размышлять над ответом на вопрос. «Это может означать, что вдумчивые мыслительные процессы приводят к заключению, что вымирание — исключительно плохой сценарий, тогда как интуитивные мыслительные процессы приводят к противоположному выводу», — пишет команда.

Почему это реальное воплощение философского мыслительного эксперимента имеет значение? Мы живем во время, когда, по словам исследователей, изменение климата и технический прогресс ставят людей перед растущим риском исчезновения, но мы не прилагаем достаточно усилий для защиты от этих экзистенциальных рисков. Результаты показывают, что существуют когнитивные искажения, которые могут частично объяснять причину этого, и что побуждение людей к более тщательному размышлению может помочь преодолеть их. В конце концов, команда приходит к выводу, что «если это правда, что человеческое вымирание однозначно плохо, тогда мы, возможно, должны вкладывать гораздо больше средств в то, чтобы этого не произошло».

«Это просто придуманные должности»: булшит-экономика от Дэвида Грэбера

Считаете ли вы свою работу бессмысленной в глубине души? Если да, то вы столкнулись с тем, что антрополог Дэвид Гребер называет «булшит-работа». Гребер — профессор Лондонской школы экономики — написал новую книгу под названием Bullshit Jobs: A Theory. Он утверждает, что миллионы людей по всему миру — служащие, администраторы, консультанты, телемаркетологи, корпоративные юристы, обслуживающий персонал […] …

Считаете ли вы свою работу бессмысленной в глубине души?

Если да, то вы столкнулись с тем, что антрополог Дэвид Гребер называет «булшит-работа». Гребер — профессор Лондонской школы экономики — написал новую книгу под названием Bullshit Jobs: A Theory.

Он утверждает, что миллионы людей по всему миру — служащие, администраторы, консультанты, телемаркетологи, корпоративные юристы, обслуживающий персонал и многие другие — занимаются бессмысленной, ненужной работой и знают об этом.

Так не должно быть, говорит Гребер. Технологии продвинулись до такой степени, что большинство сложных, трудоемких работ могут выполнять машины. Но вместо того, чтобы освободиться от удушающей 40-часовой рабочей недели, мы изобрели целую вселенную бесполезных, внутренне пустых профессий, которые не приносят профессионального удовлетворения.

По крайней мере, именно об этом он пишет в своей книге. Многое из того, о чем он говорит, убедительно, кое-что излишне упрощено, но почти все — интересно. Я решил поговорить с Гребером о его книге и более широком феномене «булшит-работы».

Я хотел понять, как сложилась такая ситуация, есть ли реальные альтернативы, и могут ли люди что-нибудь с этим поделать.

Шон Иллинг: Что такое «булшит-работа»?

Дэвид Гребер: Это работа, существование которой не может объяснить даже человек, который ее выполняет, и ему приходится притворяться, что какая-то причина все-таки существует. Многие люди путают такую работу с дерьмовой работой, но это не одно и то же. Дерьмовая работа — это тяжелая работа, или работа с ужасными условиями или отстойной зарплатой, но чаще всего эти работы очень полезны. На самом деле в нашем обществе чем полезнее работа, тем меньше за нее платят. А вот никчемные, булшит-профессии часто высоко ценятся и хорошо оплачиваются, но при этом они совершенно бессмысленны, и люди, которые делают эту работу, знают это.

Приведите несколько примеров таких профессий.

Корпоративные юристы. Большинство корпоративных юристов тайно верят, что если бы больше не было корпоративных юристов, мир, вероятно, стал бы лучше. То же самое относится и к консультантам по связям с общественностью, телемаркетологам, бренд-менеджерам и бесчисленным специалистам по административным вопросам, которым платят за то, что они сидят, отвечают на телефонные звонки и делают вид, что полезны.

Множество никчемных профессий — это просто придуманные должности среднего звена, не несущие никакой реальной пользы миру, но они существуют, чтобы оправдать карьеру тех, кто их занимает. Но если завтра их не станет, никто и не заметит.

Так и можно понять, что та или иная профессия никчемная. Если внезапно исчезли бы учителя, сборщики мусора, строители, сотрудники правоохранительных органов или кто-то еще, это имело бы значение. Мы заметили бы их отсутствие. Но ненужные должности могут исчезнуть, и никому от этого не будет хуже.

Вы называете эти профессии морально и духовно разъедающими. Что это значит?

Нас учат тому, что люди хотят получать все на халяву, что позволяет легко пристыдить бедных людей и опорочить систему социального обеспечения, потому что все в душе ленивы и хотят просто сидеть на чьей-то шее.

Но правда в том, что многим людям дают много денег за то, что они ничего не делают. Это относится к большинству должностей среднего звена, о которых я говорю, и люди, выполняющие эту работу, совершенно несчастны, потому что знают, что их работа абсолютно никчемная.

Я думаю, что большинство людей хотят верить, что приносят какую-то пользу миру, и если лишить их этой возможности, они сходят с ума или становятся тихо несчастными.

Что интересно, такого результата мы меньше всего могли ожидать в капиталистической системе. Свободный рынок должен устранять неэффективные, ненужные рабочие места, а происходит обратное. У нас есть все эти профессии, которые на самом деле не должны существовать, но так или иначе существуют, и, возможно, просто потому, что людям нужно что-то делать, поэтому мы продолжаем придумывать булшит-профессии, чтобы поддерживать их занятость. Но я спрошу вас: что, черт возьми, случилось?

Это действительно интересная вещь. Этого можно было ожидать в системе советского типа, где человек должен быть занят, должен работать, независимо от того, существует ли в этом потребность. Но такого не должно происходить в системе свободного рынка.

Я думаю, что одна из причин — это огромное политическое давление, требующее создавать рабочие места. Мы принимаем идею, что богатые люди создают рабочие места, и чем больше у нас рабочих мест, тем лучше. Неважно, приносят ли эти рабочие места пользу. Мы просто считаем, что чем больше рабочих мест, тем лучше.

Мы создали целый класс лакеев, которые по сути существуют, чтобы делать лучше жизнь по-настоящему богатых людей. Богатые люди разбрасываются деньгами, платят людям, чтобы те сидели без дела, добавляли им славы и учились видеть мир с точки зрения представительского класса.

Многие из реальных, не никчемных рабочих мест, работ, которые действительно полезны и необходимы, были потеряны из-за автоматизации, и они были намного более тяжелыми и утомительными, чем сегодняшние ненужные профессии. Действительно ли это плохо, что их заменили?

Ну, их также можно заменить отсутствием работы. Великие экономические мыслители, к примеру, Джон Мейнард Кейнс, предсказывали, что благодаря развитию технологий к концу столетия мы будем работать только 15 часов в неделю, но этого не произошло. Вместо этого мы просто продолжали придумывать рабочие места.

Но что, если бы мы признали, что технологии могут выполнять множество важных задач, и просто работали меньше? Что, если бы мы просто тратили больше времени на то, что действительно хотим делать, вместо того, чтобы сидеть в офисе и делать вид, что работаем, по 40 часов в неделю?

То же самое говорил Маркс в XIX веке. По его словам, у нас порочная и несправедливая система, которая поддерживается порочными и несправедливыми ценностями, но эта система сохраняется, потому что люди, страдающие больше всего, злятся не на тех людей, и если бы мы только могли избавиться от всего этого и освободить людей, они могли бы проводить свои дни, ловя рыбу или создавая произведения искусства или что-то еще, и мы все были бы счастливее. Но это теория, хотя и прекрасная.

Без сомнений, и я не отрицаю марксистских аспектов моей теории. Одна из частей книги посвящена тому, что система воспроизводит сама себя, потому что это отвечает интересам правящего класса. Меня называют теоретиком заговора за это, но я не так это понимаю. Нам нужен заговор, чтобы избавиться от этого.

Я думаю, что эта система создает абсурдные формы недовольства, когда люди фактически обижаются на других людей, у которых есть реальная работа. Вы видите это в Европе на примере программ жесткой экономии после финансового краха. Все твердят, что нужно затянуть потуже ремни — кроме тех парней, которые вызвали катастрофу. Они по-прежнему получают свои бонусы, а водители скорой помощи, медсестры и учителя приносятся в жертву.

Это безумная логика, и достается всегда людям, которые наиболее уязвимы, которые выполняют тяжелую и необходимую работу.

Здесь есть над чем поразмышлять, но я хочу остановиться на исходной точке: идея заключается в том, что люди станут счастливее, если избавиться в мгновение ока от этих никчемных профессий.

Я антрополог, и я могу сказать вам, что есть много обществ, где люди работают три или четыре часа в день. Большинство крестьянских обществ, к примеру. Вы работаете по 12 часов в день во время сбора урожая, а в межсезонье — по два или три часа. Средневековый крепостной работал меньше, чем мы, и то же самое можно сказать о племенных обществах по всему миру.

Мы представляем, что если отобрать у людей работу, они просто будут сидеть, пить пиво, смотреть телевизор целый день и впадут в депрессию. Но у нас просто нет опыта обладания свободным временем, тогда как в обществах, у которых есть, занимаются самыми разными видами деятельности.

Правильно, но у этих других обществ радикально отличающиеся культуры и ценности, так что все не так просто. Но я вернусь к этому через секунду. Мне кажется, что вы хотите мир, в котором занятые богатые люди спонсируют безработных небогатых людей — так?

Я не надеюсь, что это возможно. Я хочу мир, где обеспечены базовые потребности. Я призываю к базовому доходу, но это не обязательно должен быть базовый доход. Я просто хочу, чтобы люди были вольны сами решать, какой вклад они хотят внести, и я определенно хотел бы сократить количество бестолковой работы.

Но называть это спонсорством не совсем правильно, потому что нельзя измерить то, что делают люди. Вот почему я говорю о людях, которые ухаживают за другими. Многие ценности, которые производятся в обществе, примерно половина, производят люди, которым за это фактически не платят. Я думаю о людях, которые занимаются домашним хозяйством или выполняют важную волонтерскую работу или приносят какую-то иную жертву — и в нашей нынешней экономической системе они не получают никакого вознаграждения.

Людям по-прежнему нужно платить за выполнение важной инженерной, медицинской, научной или других необходимых работ, но мы должны скорректировать свои ценности, чтобы признать, что существует множество способов внести вклад в развитие общества, и многие из них мы попросту не считаем «работой».

Вот почему мне непонятно: у нас есть эта сложная экономическая система, для поддержания которой требуется чрезвычайно сложная бюрократия. Кроме того, мы создали культуру, которая усиливает это самыми разными способами, а культуры не меняются легко и быстро. Поэтому мы не можем перейти из того мира, который у нас есть, в мир, который вы хотите, без полного изменения парадигмы, и я понятия не имею, как этого добиться.

Я революционер. Я считаю, что нам нужен сдвиг парадигмы, и многие люди постепенно осознают это. Они раздражены и разочарованы статус-кво, но они не видят пути в другой мир или другую систему.

Так вы революционер? Означает ли это, что вы хотите сжечь все и начать с нуля?

Никто никогда не начинает с нуля, и у большинства успешных революционеров есть глубокие традиции, на которые можно опереться. Но я верю, что мы должны творчески задуматься о системах, которые в корне отличаются. История знает случаи перемен. В последние 30–40 лет нас учили, что воображению не место в политике или экономике, но это тоже ерунда.

Скажем, кто-то прочитает это и подумает: «Да, вы правы, моя работа — фуфло». Что им делать? Что нам делать?

Нам нужно изменить то, что мы ценим. Я думал, что движение Occupy Wall Street могло стать началом чего-то подобного. Люди просыпались и понимали, что хотят сделать что-то полезное, хотят помочь другим. Они понимали, что что-то не так, когда ты идешь в образование или в социальную защиту, а к тебе плохо относятся и мало платят.

Я думаю, нам нужно восстание «класса заботы» — людей, которые заботятся о других и о справедливости. Нам нужно подумать о том, как создать новое общественное движение и изменить то, что мы ценим в нашей работе и жизни.

Люди чувствуют, что делает работу стоящей, в противном случае они не смогли бы понять, что то, чем они сейчас занимаются, — это булшит. Нам нужно придать этому больше ясности, объединиться с другими людьми, которые хотят того же. Это политический проект, который мы все можем поддержать.

Смарт аквариум от Xiaomi (5 фото)

Никого уже не удивляет широкий охват смарт вещей разработанных инженерами компании Xiaomi. Очередным чудом техники становится новый смарт аквариум, обеспеченный многочисленными интеллектуальными возможностями. Это уже не первая попытка разработчиков Xiaomi выйти на рынок аквариумов, и в этот раз устройство оснастили еще большим количеством автоматических функций, обеспечивающим своевременный уход за рыбками, включая их подкормку.

Никого уже не удивляет широкий охват смарт вещей разработанных инженерами компании Xiaomi. Очередным чудом техники становится новый смарт аквариум, обеспеченный многочисленными интеллектуальными возможностями. Это уже не первая попытка разработчиков Xiaomi выйти на рынок аквариумов, и в этот раз устройство оснастили еще большим количеством автоматических функций, обеспечивающим своевременный уход за рыбками, включая их подкормку.

Стартап Air Protein создает мясо из воздуха

Решить продовольственную программу в длительной космической экспедиции, а возможно и обеспечить продуктами питания голодающих людей на Земле будет возможно используя технологию предложенную американским стартапом Air Protein.

Стартап Air Protein создает мясо из воздуха

Решить продовольственную программу в длительной космической экспедиции, а возможно и обеспечить продуктами питания голодающих людей на Земле будет возможно используя технологию предложенную американским стартапом Air Protein.

PALIT анонсировал начало продаж геймерских видеокарт nVidia Turing – GTX 1650 SUPER

Компания Palit Microsystems Ltd сообщил о начале продаж видеокарт серии GTX 1650 SUPER, базирующихся на основе архитектуры NVIDIA Turing. Серия GeForce GTX 1650 SUPER оснащается сверхбыстрой памятью GDDR6, которая на 50% быстрее, чем у стандартной GTX 1650, и в 2 раза быстрее, чем у GTX 1050 предыдущего поколения. Все это позволяет обеспечить новые преимущества в производительности для любителей компьютерных игр.

Компания Palit Microsystems Ltd сообщил о начале продаж видеокарт серии GTX 1650 SUPER, базирующихся на основе архитектуры NVIDIA Turing.
Серия GeForce GTX 1650 SUPER оснащается сверхбыстрой памятью GDDR6, которая на 50% быстрее, чем у стандартной GTX 1650, и в 2 раза быстрее, чем у GTX 1050 предыдущего поколения. Все это позволяет обеспечить новые преимущества в производительности для любителей компьютерных игр.

Amazon выпустил обновленную беспилотную мини-модель автомобиля DeepRacer (2 фото + видео)

Уже более года среди разработчиков создающих программное обеспечение для беспилотных автомобилей большой популярностью пользуется небольшая машинка DeepRacer, позволяющая тестировать инженерные наработки и технические идеи. Теперь производитель машинок, корпорация Amazon объявили о выпуске новой более совершенной версии DeepRacer Evo.

Уже более года среди разработчиков создающих программное обеспечение для беспилотных автомобилей большой популярностью пользуется небольшая машинка DeepRacer, позволяющая тестировать инженерные наработки и технические идеи. Теперь производитель машинок, корпорация Amazon объявили о выпуске новой более совершенной версии DeepRacer Evo.

Между «надо» и «хочу»: почему мы неправильно ставим цели

Все мы когда-то ставили неправильные цели в работе и жизни. Возможно, вы хотели овладеть новым навыком, выработать хорошую привычку или начать просыпаться раньше. У вас были благие намерения, вы следовали системе и даже достигли некоторого прогресса. Но когда через несколько месяцев вы оцениваете, как идут дела, становится ясно, что вы сбились с пути. Неизбежно, что […] …

Все мы когда-то ставили неправильные цели в работе и жизни. Возможно, вы хотели овладеть новым навыком, выработать хорошую привычку или начать просыпаться раньше. У вас были благие намерения, вы следовали системе и даже достигли некоторого прогресса.

Но когда через несколько месяцев вы оцениваете, как идут дела, становится ясно, что вы сбились с пути.

Неизбежно, что мы не достигаем абсолютно всех своих целей. И когда это происходит, мы любим обвинять обстоятельства в своих неудачах. Возникла какая-то неожиданная задача. Изменились приоритеты или миссия.

Но чаще всего причина неудачи скрывается в самой цели.

Существует множество советов, как ставить цели, но при этом из виду часто упускаются нюансы. Плохо поставленная цель отправляет вас по неверному пути. В результате возникают препятствия, которые почти гарантируют, что вы не пересечете финишную черту.

Итак, как убедиться, что цели не приведут вас к провалу, прежде чем начать?

Что такое SMART-цели

Давайте начнем с основ. Есть много разных методов постановки эффективных целей. Но один из наиболее популярных называется SMART.

Этот подход, часто приписываемый гуру управления Питеру Друкеру, определяет, что ваши цели должны быть:

  • Конкретными (Specific): вы точно знаете, что нужно сделать. Нет никакой двусмысленности или неопределенности в том, как и когда ваша цель будет достигнута.
  • Измеримыми (Measurable): у вас есть осмысленный и мотивирующий способ отслеживать прогресс и оценивать результаты. Вы можете узнать, достигли ли вы своей цели на 80%, 100% или вообще не достигли.
  • Достижимыми (Achievable): вы не хватаете звезд с неба (если только не думаете, что можете реально это сделать).
  • Релевантными (Relevant): вы работаете над тем, что целесообразно, своевременно и тесно связано с вашими навыками и долгосрочными целями. Вы будете мотивированы работать для достижения этой цели.
  • С определенными сроками (Time-bound): есть четкие даты начала и окончания работы. (Важно отметить, что SMART наиболее полезны для относительно краткосрочных целей — от одного месяца до года.)

На первый взгляд, SMART — это отличное средство для того, чтобы не попасть впросак с постановкой целей. Например:

  • Число или метрика, выбранные поспешно, не задумываясь. Например, сказать, что вы хотите увеличить продажи на 40%, не имея причины, почему это именно тот показатель и цель, которой нужно следовать.
  • Приуменьшение важности участия других отделов. Например, заявлять, что вы создадите новую функцию без привлечения команды разработчиков.
  • Отсутствие важного шага на этом пути. Например, договориться о четком первом шаге и конечном результате, но не знать, как вы доберетесь из точки А в точку Б.

Однако успешность целей SMART сводится не только к тому, что они говорят. Важно не только то, какая цель поставлена, но и то, какие слова вы используете, чтобы объяснить ее.

Язык целей SMART: как ставить цели, которых вы на самом деле достигнете

Можно использовать систему целей SMART, но все равно не достигать цели, терять мотивацию или отвлекаться. Почему так происходит?

Основная проблема — это язык, который вы используете для описания своей цели.

Язык формирует наши действия. Слова, которые вы используете, чтобы сформулировать свои намерения, могут дать вам фору или полностью перечеркнуть все усилия. Один из самых распространенных примеров — уделять слишком много внимания негативным целям.

Многие из нас ставят цели прекратить что-то делать, но эти негативные цели на самом деле демотивируют нас. Исследования показывают, что негативность заставляет людей избегать проблем.

Чтобы сохранять мотивацию для достижения SMART-целей, важно использовать позитивный язык. Вот несколько конкретных примеров:

1. Замените слово «надо» на форму будущего времени

Художница Эль Луна в своей книге «Между надо и хочу» описывает слово «надо» как не-обязательство. «Надо» — это не то, что запустит ваши цели. Вместо этого будьте конкретны и используйте будущее время.

Например, «К концу недели я должен закончить и отправить закончу и отправлю окончательный дизайн сайта клиенту».

2. Измените слово «скоро» на конкретно обозначенное время

Хотя временные рамки — это важная часть системы SMART, многие люди боятся установить конкретную дату. Но ваши цели теряют силу, если у них нет даты окончания.

Например, «Я отправлю 10 холодных писем потенциальным клиентам в ближайшее время к 16:00 среды».

3. Измените слово «нужно» на «хочу»

Когда вы говорите, что вам нужно что-то сделать, это негативно отражается на цели. Говорить, что вы «хотите» это сделать, — гораздо более позитивный способ сохранять мотивацию. (Это в основном касается личных целей. На рабочем месте бывает много ситуаций, когда что-то делать именно «нужно».)

Например: «Мне нужно Я хочу просыпаться каждое утро в 6:30, чтобы сходить в спортзал перед работой».

4. Заменить слово «бросить» на «перестать»

Даже если ваша цель в том, чтобы изменить поведение, фраза «бросить курить» имеет всевозможные негативные коннотации, которые могут вам помешать. Никто не хочет чувствовать себя слабаком (даже если действительно хочет что-то бросить). Вместо этого говорите, что вы «перестанете» это делать.

Например: «В следующие 3 недели я брошу перестану обедать за рабочим столом и буду устраивать перерыв».

5. Измените слово «никогда» на конкретное действие

Ничто так не отвлекает нас от выполнения задач, как чувство подавленности и стресса. Говоря, что «никогда» больше не будете делать что-то, вы слишком на себя давите и с большей вероятностью сдадитесь или начнете прокрастинировать.

Лучше придумайте действие взамен того, которое вы не хотите «никогда» больше делать.

Например, «Я никогда не буду опаздывать добавлю в график по 15 минут между собраниями, чтобы не опаздывать на утреннюю встречу в понедельник».

Примеры SMART-целей

Препятствия на пути вашей продуктивности — мотивация, прокрастинация, концентрация — в основном носят эмоциональный характер. Тем не менее, мы относимся к рабочим целям так, будто вопрос исключительно в организации.

Нужно выполнить задачу? Найдите для нее время в графике.

Но всем известно, что если мы проводим 8 часов в офисе, это не значит, что мы 8 часов работаем. Правильные цели могут вдохновить нас на то, чтобы эффективнее использовать каждый день.

Вот несколько примеров конкретных целей, которые можно использовать, чтобы оставаться мотивированными и вдохновленными весь день. В каждом из них рабочая цель превращается из расплывчатой идеи в четкую цель с расписанным процессом, сроками и ходом работы.

1. Тратить больше времени на значимую работу

Работник умственного труда в среднем тратит всего 2 часа 48 минут в день на продуктивную работу. Поставить цель более сфокусированно работать в этот ограниченный промежуток поможет успевать больше каждый день.

Плохая цель: «Я хочу уделять каждое утро больше времени работе над моей самой важной задачей».

Неясная цель: «Я хочу уделять 2 часа каждое утро работе над моей самой важной задачей».

SMART-цель: «Каждый день на этой неделе я буду работать над редизайном нашего нового маркетингового сайта с 8:30 до 10:30 без перерыва».

Почему это работает: эта цель не только устанавливает четкие временные рамки и ожидания, но и делает это в позитивном ключе, благодаря чему выглядит реалистично и вам легко оставаться мотивированными. Каждый день вы знаете, что делаете и почему это важно.

2. Построение рабочей сети или списка клиентов

Одна из важных составляющих карьеры — создание сильной сети. Но большинство людей закатывают глаза, когда слышат о нетворкинге. Он еще сложнее дается людям, которые испытывают трудности в общении, особенно с незнакомцами.

Вместо этого установите четкие рамки того, как, когда и где вы собираетесь заниматься построением сети. Это делает процесс намного более управляемым.

Плохая цель: «Я хочу построить самую лучшую профессиональную сеть».

Неясная цель: «Я хочу использовать свои связи в LinkedIn, чтобы больше узнать о карьерных возможностях».

SMART-цель: «Я запланирую 2 часа в четверг днем, чтобы написать 10 людям, с которыми уже связан на LinkedIn, и спросить, найдется ли у них 15 минут, чтобы рассказать о своей карьере и о том, как мне двигаться дальше».

Почему это работает: эта SMART-цель отвечает на все ключевые вопросы — что вы собираетесь делать, когда, какой процесс собираетесь использовать и чего вы от этого ожидаете. Кроме того, все это в позитивном и мотивирующем ключе, что превращает большую дерзкую цель в нечто управляемое.

Кофе + сон: рецепт повышения продуктивности за 20 минут

Вздремнуть среди рабочего дня полезно. Но при этом важно не отправляться «на самое дно сна», считает финский доктор Олли Совиярви, один из авторов книги «Биохакинг». В книге он дает советы, как оптимизировать дневной сон, чтобы он стал лекарством, а не проблемой. Дневной сон как перезарядка Испанский сюрреалист Сальвадор Дали обожал вздремнуть днем в кресле. Он сжимал […] …

Вздремнуть среди рабочего дня полезно. Но при этом важно не отправляться «на самое дно сна», считает финский доктор Олли Совиярви, один из авторов книги «Биохакинг». В книге он дает советы, как оптимизировать дневной сон, чтобы он стал лекарством, а не проблемой.

Дневной сон как перезарядка

Испанский сюрреалист Сальвадор Дали обожал вздремнуть днем в кресле. Он сжимал в руке ложку и держал ее над жестяной тарелкой. Когда он начинал клевать носом, ложка падала на тарелку и будила его. Короткий дневной сон был для Дали чем-то вроде перезарядки.

Секрет эффективности короткого дневного сна — не давать себе «провалиться» дальше фаз N1 и N2 (фазы поверхностного сна — прим.ред.). Перезарядка должна длиться от силы 20 минут. Более продолжительный дневной сон часто вызывает вялость, разбитость, головокружение и даже тошноту. Это явление называется инерцией сна и повышает выработку аденозина. Если хотите отоспаться или повысить обучаемость, просто поспите чуть дольше. В этом случае лучше всего планировать дневной сон так, чтобы он длился полный цикл, то есть около 90 минут. Лучшее время для сна — примерно через 6–8 часов после пробуждения, во время циркадного спада алертности и максимальной предрасположенности ко сну.

Исследования показывают, что короткий сон может улучшить память и восстановить работоспособность, сниженную вследствие сенсорной перегрузки. В сомнологической лаборатории Университета Лафборо обнаружили, что короткий сон (менее 15 минут) на 8% снизил количество ошибок во время теста на вождение в монотонной обстановке. Испытуемые, принявшие 200 мг кофеина перед коротким сном, допустили во время того же теста на 34% меньше ошибок.

Кофеин в сочетании с коротким сном — эффективная комбинация. Кофеин начинает действовать через 20–45 минут. Чашка кофе, выпитая перед сном, начнет действовать уже после пробуждения и, следовательно, не повредит сну.

Оптимизация короткого дневного сна

Не употребляйте кофеин и другие стимуляторы за 1–4 часа до сна.

Выпейте чашку кофе или примите 200 мг кофеина непосредственно перед сном.

Поставьте будильник на 20 минут или на 90 минут (в случае, если вы не пили кофе).

Прикройте глаза маской для сна, чтобы вам не мешал свет.

Если вокруг вас шумно, возьмите беруши или поэкспериментируйте с белым шумом в наушниках.

Дышите глубоко и спокойно. Притворитесь, будто уже спите.

Попробуйте вздремнуть на массажном коврике — для выброса эндорфинов и окситоцина, а также для улучшения кровообращения.

Работа и время: был ли прав Паркинсон?

«Общеизвестно, что работа заполняет все отпущенное на нее время». Британский историк военно-морского флота и автор Сирил Норткот Паркинсон написал эту строку для эссе в The Economist в 1955 году, но эта концепция, известная как «закон Паркинсона», существует и поныне. Я думаю об этом каждый раз, когда мне нужно что-то сделать к определенному сроку. Сколько времени […] …

«Общеизвестно, что работа заполняет все отпущенное на нее время». Британский историк военно-морского флота и автор Сирил Норткот Паркинсон написал эту строку для эссе в The Economist в 1955 году, но эта концепция, известная как «закон Паркинсона», существует и поныне.

Я думаю об этом каждый раз, когда мне нужно что-то сделать к определенному сроку. Сколько времени мне понадобится, чтобы написать рассказ, в целом будет зависеть от того, когда крайний срок и сколько у меня времени. В своем несколько сатирическом эссе Паркинсон использует пример пожилой женщины, пишущей открытку племяннице. Поскольку у нее нет никаких других дел, эта простая задача занимает весь день.

Видимо, я не единственная, для кого это утверждение звучит правдоподобно. «Закон Паркинсона» обрел собственную жизнь, послужив основой еще нескольких очерков и книги и став предметом публичных лекций по всему миру.

Но менее известно, что первоначально Паркинсон нацеливался не на пожилых леди, пишущих письма, или журналистов вроде меня, а на неэффективность другого рода — бюрократизацию гражданской службы Великобритании. В своем первом эссе он указывал, что хотя в период с 1914 по 1928 год количество военных кораблей сократилось на две трети, а численность персонала — на треть, число чиновников по-прежнему увеличивалось почти на 6% в год. Было меньше работы и меньше людей, которыми нужно было руководить, — но количество управленцев все равно росло, и Паркинсон утверждал, что это не было связано с оперативными потребностями флота.

Получить больше подчиненных, создать больше работы

Стефан Тернер, профессор наук о сложных системах в Медицинском университете Вены, — один из тех ученых, которые серьезно изучали закон Паркинсона. По словам Тернера, он заинтересовался этой концепцией, когда медицинский факультет Венского университета в 2004 году стал независимым университетом, а через пару лет количество сотрудников выросло с 15 до 100 человек, хотя число ученых осталось примерно таким же. «Я хотел понять, что происходит, и почему мое бюрократическое бремя не уменьшилось, а наоборот, увеличилось», — говорит он.

Примерно в то же время он случайно прочитал книгу Паркинсона и загорелся мыслью превратить ее в математическую модель, которой можно манипулировать и испытывать. Его соавторами стали Питер Климек и Рудольф Ханель. «Паркинсон утверждал, что если темп роста любого административного органа составляет 6%, то любая компания рано или поздно умрет. Основой их рабочей силы будет бюрократия, а не производственный персонал».

Паркинсон указал на два критических элемента, которые приводят к бюрократизации: то, что он назвал законом умножения подчиненных, то есть тенденция руководителей нанимать двух или более подчиненных, чтобы ни один из них не находился в прямой конкуренции с самим руководителем, и тот факт, что бюрократы создают работу для других бюрократов.

Тернер говорит, что компании обычно начинают с плоской иерархии, возможно, с двумя инженерами. По мере роста компании они нанимают помощников, которые затем получают повышение и нанимают своих собственных подчиненных. «Пирамида начинает расти. Добавляются искусственные слои, которые не имеют никакой цели, кроме введения иерархии, помогающей продвигать людей, чтобы доставлять им удовольствие и поддерживать их мотивацию. Когда пирамида становится очень большой и дорогой, она может съесть всю прибыль компании. Если на этом этапе бюрократический орган не будет резко сокращен, компания умрет».

Тернер также рассмотрел проявления неэффективности в оригинальном контексте Паркинсона: среди правительств. В другом исследовании он и его коллеги изучили размеры кабинетов почти 200 стран. Они обнаружили, что размер кабинета отрицательно коррелировал с эффективностью правительства, политической стабильностью, правом голоса и подотчетностью, измеряемых Всемирным банком, и ожидаемой продолжительностью жизни, знаний и уровнем жизни по данным ООН.

Чтобы проверить, как размер группы влияет на ее способность принимать решения, они создали сетевую модель информационных потоков и обнаружили, что существенное изменение происходит, когда группа вырастает до 20 человек. «После 20 люди начинают совсем иначе строить коалиции. Начинают формироваться небольшие группы, они блокируют друг друга, что объясняет, почему чрезвычайно сложно принимать единодушные решения, когда кабинеты велики».

Помогают ли «угрожающие» дедлайны не тянуть кота за хвост?

Если более широкие замечания Паркинсона о бюрократии все еще актуальны сегодня, то что можно сказать о его первоначальном замысле? Есть ли доля правды в том, что без строгих временных ограничений мы тратим время впустую и работам дольше?

Исследования, проведенные в течение десятилетий после того, как Паркинсон написал свое эссе, показали, что в нем есть определенный смысл. В 1960-х годах исследователи показали, что когда субъектам «случайно» дают дополнительное время для выполнения задачи, она отнимает больше времени. В другой серии исследований 1999 года испытуемым было предложено оценить четыре комплекта фотографий. Когда им сказали, что четвертый комплект отменяется, они потратили больше времени на «размышления» над третьим, а не просто быстрее завершили задачу. Исследователи также обнаружили, что дополнительное время, затрачиваемое на задание — в данном случае подсчет количества букв во фразе, — не привело к повышению точности или способности вспомнить пары слов во время неожиданного теста впоследствии.

Значит ли это, что я как писатель должна устанавливать дедлайны раньше или ограничивать работу над каждой историей? В целом нужно ли вводить более жесткие временные рамки для повышения производительности?

У людей ограниченная способность к запоминанию и сохранению внимания, это своего рода умственная пропускная способность, считает профессор Принстонского университета Эльдар Шафир, автор книги «Недостаток», которая рассматривает психологию обладания меньшим, чем нам нужно, и то, как это влияет на наше поведение. «Поскольку наши способности к концентрации внимания ограничены, в повседневной жизни мы разделяем внимание, как только можем», — говорит он. Но иногда, по необходимости, нам приходится взять себя в руки и поработать, засучив рукава.

В книге он и его соавтор Сендхил Муллайнатан рассказывают о том, как сосредоточиться на проекте за счет других вещей. «Дедлайн — это как надвигающийся шторм или грузовик за углом. Он выглядит угрожающе и неизбежно приближается, поэтому вы сильно сосредоточены на задаче». И вы вполне можете выполнить работу отлично, но проблема в том, что все остальное перемещается на периферию. «Если вы так сильно концентрируетесь на большом проекте, то можете забыть забрать ребенка из школы, поздравить маму с днем рождения, накормить собаку и т.д. Это цена, которую вы платите за успех, достигнутый благодаря концентрации».

Стремление достичь чего-либо за слишком короткое время также может иметь недостатки, особенно если дедлайн установлен кем-то другим. «Если ваш дедлайн слишком короток, вы паникуете и жертвуете другими вещами и, возможно, работаете неэффективно. В любом случае дела могут пойти плохо», — говорит он.

«Люди любят говорить, что если бы не последняя минута, ничего не было бы сделано. Но исследования показывают, что производительность труда людей не линейна, — говорит профессор Школы бизнеса Эклс Университета Юты Элизабет Тенни, которая писала о нехватке времени и производительности. — Когда люди берутся за задание, они сначала прикладывают много усилий. В какой-то момент отдача от дополнительных усилий начинает снижаться. Чтобы оптимизировать производительность, нужно довести до максимума положительный эффект, свести к минимуму затраты и найти переломный момент, когда пора закругляться».

Это не обязательно означает, что нужно использовать все имеющееся время и работать вплоть до дедлайна, говорит она. «Остановите себя, а не возитесь бесконечно».

Так что насчет гипотетической пожилой женщины из эссе Паркинсона, пишущей письма? Если бы она поставила себе более сжатые сроки, то, вероятно, закончила бы быстрее. Но так как ей все равно нечем было заняться целый день, она закончила как раз вовремя.

Магия планирования: как час в неделю меняет жизнь

Я — коуч по управлению временем, но на прошлой неделе я пропустила ту самую сессию планирования, которую я рекомендую своим клиентам проводить каждую неделю. Я уверяла себя, что все будет в порядке и от одного раза ничего не случится. Но все пошло наперекосяк. Всю следующую неделю я не знала, что будет дальше, волновалась, что не […] …

Я — коуч по управлению временем, но на прошлой неделе я пропустила ту самую сессию планирования, которую я рекомендую своим клиентам проводить каждую неделю. Я уверяла себя, что все будет в порядке и от одного раза ничего не случится. Но все пошло наперекосяк. Всю следующую неделю я не знала, что будет дальше, волновалась, что не готова, независимо от того, что меня ожидало, и за 30 минут до презентации мне пришлось нестись в магазин, чтобы купить эту штуковину для присоединения Mac к проектору. Я поняла, насколько более спокойной делают мою жизнь еженедельные сеансы планирования.

Их пропуск не стоит недели неуверенности, стресса и судорожных попыток сделать что-то в последнюю минуту. Поэтому сейчас я хочу пропеть новую оду еженедельным сессиям планирования. И я хочу, чтобы вы тоже познали пользу, которую они несут.

Вы можете отвергнуть идею сессий планирования, отчасти потому, что не знаете, как проводить их эффективно. Не волнуйтесь: я шаг за шагом расскажу, что делаю я и мои клиенты. Конечно, этот шаблон, возможно, нужно будет адаптировать в зависимости от ваших обстоятельств, целей и приоритетов, но он послужит хорошей отправной точкой.

Шаг 1: Проясните свои насущные задачи

Начните с обзора задач прошлой недели — рабочих и личных. Спросите себя, есть ли дела, с которыми вы не смогли справиться или которыми нужно заняться дополнительно? Если ответ «да» (и это займет у вас менее двух минут), сделайте это здесь и сейчас. Если потребуется больше времени, запланируйте это в календаре, чтобы сделать позже.

Затем перенесите в календарь все задачи/дедлайны из электронной почты и заметок. Заархивируйте или выбросите заметки и электронную почту. Распределите время на любые другие задачи, которые вы можете придумать на следующую неделю или на будущее. Просмотрите кейсы, списки клиентов, проекты. Проделайте то же самое с личными делами, принимая во внимание каждого члена семьи, хобби, организации, с которыми вы связаны, и домашних животных, если они у вас есть. Не забудьте выделить время для своих любимых занятий, будь то чтение конкретной книги, походы, посещение нового ресторана, прогулка или просто размышления.

Шаг 2: Проясните программу действий, чтобы все это реализовать

Теперь, когда все, что вам нужно и что вы хотите сделать, есть в вашем календаре, подумайте про следующие две недели. Рассмотрите следующие вопросы:

  • Можно ли что-то сократить, отложить или делегировать?
  • Разбил(а) ли я задачи/дедлайны на крошечные временные блоки, чтобы соблюсти сроки (с пространством для маневра)? Если нет, сделайте это.
  • Готов(а) ли я ко всем встречам или мне нужно запланировать время для подготовки?
  • Хочу ли я что-нибудь передвинуть, чтобы сбалансировать рабочую нагрузку или сделать течение жизни более плавным (например, даст ли мне передышку перенос встречи на 15 минут?)
  • Учел(ла) ли я все обязательства, связанные с уходом за детьми?

Я рекомендую делать это в пятницу около 2 часов дня, когда интеллектуальный и творческий потенциал мозга еще на максимуме, хотя, конечно, у вас могут быть другие предпочтения. Если через несколько недель вам придется перенести сеанс планирования, сделайте это! Просто выделите для него другое время в своем календаре.

Еженедельный анализ + превью = кардинальные перемены

Когда я стала делать это в пятницу днем, я обнаружила следующее:

Во-первых, я ухожу на выходные, зная, что все под контролем, и в результате могу полностью наслаждаться приятными занятиями, которые запланировала. Я менее напряжена, когда у меня есть план — я доверяю себе, что все это будет сделано.

Во-вторых, я могу увидеть в своем расписании потенциальные конфликты или авралы последних минут, прежде чем они произойдут, и могу строить планы так, чтобы их избежать. Если бы я не пропустила свою сессию планирования в пятницу, мне не пришлось бы в последнюю минуту мчаться в Best Buy.

В-третьих, планирование позволяет мне заранее видеть, сколько у меня будет свободного времени. Я могу запланировать какие-то развлекательные мероприятия, которые дадут мне энергию или направят в определенное русло. Вам нужно время, чтобы взять подработку или поискать новую работу? Хотите снова читать романы? Изучить тропинки в окрестностях? Нужно выделить на все это время. Если вы не включаете эти занятия в расписание, то найти для них время будет крайне трудно.

Итак, прямо сейчас запланируйте 1,5 часа в ближайшую пятницу, чтобы спланировать свою неделю. Это может занять немного больше времени, чем вы ожидаете, но если вы будете придерживаться этого шаблона, то справитесь быстрее (вероятно, за 45-60 минут).

Придерживайтесь этого подхода шесть недель. Почувствуйте преимущества. А если не верите, что оно того стоит, проделайте это в течение нескольких недель, затем пропустите неделю и посмотрите, каково это. Даже коучи по тайм-менеджменту нуждаются в подобной встряске время от времени.